Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Список мест продажи книги Правда о Ленине. Ответ клеветникам.



Козлов Я.В., Корнеев В.В. Правда о Ленине. Ответ клеветникам. М.: Алгоритм, 2018. 256 с. Тираж 2000 экз.

Collapse )

Мнения о болезни Владимира Ильича Ленина

28 февраля 2018 г. на интернет ресурсе Лента.ру было опубликовано интервью с главным врачем научно-медицинского геронтологического центра, неврологом и гериатром Валерием Новоселовым (См.: «Пока врачи молчат, власть их не трогает».Чем болел Ленин и почему это скрывают даже сейчас. https://lenta.ru/articles/2018/02/28/lenin/ ) . Темой данного интервью была болезнь и причины смерти В. И. Ленина. Валерием Новоселовым было высказано мнение о том, что у В. И. Ленина был менинговаскулярный сифилис головного мозга.

На основании данных упомянутых в интервью. конечно же нельзя сделать никаких выводов относительно того, прав ли Валерий Новоселов или же глубоко заблуждается. Кроме того, даже когда по данной теме Валерием Новоселовым будет опубликована книга, в ней будет высказано лишь его частное мнение и не более того.

Collapse )

Равдин Б. История одной болезни

"Обстоятельства болезни и смерти Владимира Ильича Ленина всегда вызывали к себе интерес. Он вырос еще больше сегодня, в обстановке гласности, широкой исторической дискуссии о нашем прошлом. В связи с издание журнала "История ЦК КПСС" возникли новые вопросы. Ведь в этом журнале были напечатаны воспоминания Н. К. Крупской, М. И. Ульяновой, несколько писем самого В. И. Ленина, относящихся к периоду его болезни. Вопросы поставлены, но ответа на многие из них читатель все еще не имеет. И вот, оказывается, существует исследование, в котором предложены свои варианты ответа. Не часто один историк хвалит другого - у нас это так же, как у писателей и артистов. Но в данном случае мы хотели бы с добрым чувством отметить кропотливый труд автора и убедительные результаты его работы. Большой интерес представляет и сама ее судьба. но он ней мы расскажем после того, как читатель журнала составит собственное мнение об этом замечательном исследовании".
В. И. Лельчук, В. И. Старцев доктора исторических наук

Борис Равдин : "Несколько раннее мы уже обращались к этой теме (Ленин в Горках - болезнь и смерть (Источниковедческие заметки) // Минувшее. 1990. No 2. с. 143-287 http://yroslav1985.livejournal.com/127024.html). Не отказавшись от основных предположенных в "Минувшем" гипотез, восстановим их и увеличим отчасти набор предположений, учитывая материал и размышления последнего времени"

Равдин Б. История одной болезни // "Знание – сила" № 4, 1990, с. 20-26 http://yadi.sk/d/6jRyVLrpGEuDJ
Равдин Б. История одной болезни // "Знание – сила" № 6, 1990, с. 60-69 http://yadi.sk/d/9i-vF_PwGEsBt
Равдин Б. История одной болезни // "Знание – сила" № 7, 1990, с. 34-42 http://yadi.sk/d/KNB02XxaGEtHB
Равдин Б. История одной болезни // "Знание – сила" № 11, 1990, с.44-50 http://yadi.sk/d/lp3PKtdaGErf9

доктор исторических наук В. И. Лельчук, доктор исторических наук В. И. Старцев Уроки двух публикаций // "Знание – сила" № 11, 1990, с. 50-52 http://yadi.sk/d/lp3PKtdaGErf9

О.В. Шалева. Ленин и Крупская: время испытаний

О.В. Шалева Ленин и Крупская: время испытаний // Вестник Музея-мемориала В. И. Ленина. Выпуск 7. Ульяновск. 2005. стр. 11-18
Шалёва Ольга Владимировна – научный сотрудник Дома-музея В. И. Ленина.

Личная жизнь В.И. Ленина в течение долгих лет тщательно ретушировалась отечественными историками. Советская Лениниана неизменно предлагала народу биографию любимого вождя, написанную по строго установленным и утвержденным канонам, и многие вопросы, касающиеся его личной, частной жизни сознательно обходились, замалчивались. Общественное мнение не приветствовало вторжения в сложную и деликатную сферу семейных отношений великих людей.
В постсоветский период этому, наоборот, стали уделять слишком много внимания. Появилось большое количество публикаций, видеосюжетов, фильмов о личной жизни В.И. Ленина, Н.К. Крупской, И.Ф. Арманд, и в большинстве этих материалов акцент в отношениях В.И. Ленина и Н.К. Крупской делается на то, что Надежда Константиновна была верным партийным товарищем, другом, соратницей, единомышленницей вождя, была необходима и удобна Владимиру Ильичу именно в этом качестве.
Но так ли это? Нельзя не признать, что Н.К. Крупская была единственной в своем роде женщиной, которую никто и никогда не смог бы заменить Владимиру Ильичу. Обладая большим тактом, чутьем, самоотверженностью, она к тому же и бесконечно его любила. И то, что окружающие не замечали этого, очень огорчало Надежду Константиновну. Однажды племянница В.И. Ленина О.Д. Ульянова попросила Надежду Константиновну рассказать о их взаимоотношениях в молодые годы.
«Ты теперь уже большая, Ляля. Ты многое поймешь. Он меня называл Надюша, Надюшка… Как мы любили друг друга, всю жизнь любили! А в его биографиях пишут – соратница, друг. Да кроме того, что соратники и друзья, счастье было, любовь. Любил он меня, и я его любила… И сейчас люблю», - добавила Надежда Константиновна с грустью».(1) О.Д. Ульянова отмечает, что воспоминания о Владимире Ильиче буквально преображали обычно сдержанную и спокойную Надежду Константиновну. Она становилась раскованной, счастливой, помолодевшей, лицо ее розовело, глаза сияли.
Всю свою жизнь В.И. Ленин и Н.К. Крупская хотели иметь детей, но, как известно, этого не случилось. Осенью 1917 г. в разливе А.Н. Емельянов стал невольным свидетелем разговора своей матери Надежды Кондратьевны с Н.К. Крупской. Крупская призналась, что «очень мы с Владимиром Ильичем хотели детей», и на вопрос Надежды Кондратьевны,… «а что же вам помешало? Ссылка, эмиграция?», Надежда Константиновна вздохнув, ответила: «Да нет, болезни мои. И врачи не помогли». (2)
Непреходящая боль от невозможности испытать материнские чувства сквозит и в письме Крупской Варваре Арманд, у которой родилась дочь: «Так я хотела когда-то ребенка…».(3)
Вскоре после замужества Н.К. Крупская перенесла тяжелое женское заболевание: сказались месяцы тюремного заключения, (с 28 октября 1896 г. по 12 марта 1897 г. Надежда Константиновна находилась в Доме предварительного заключения) и этот этап жизни унес много здоровья и сил. Ее мать Е.В. Крупская шесть раз писала прошения об освобождении дочери ввиду ее крайне тяжелого состояния, однако Крупская была освобождена лишь после истории с заключенной Ветровой, которая сожгла себя в Петропавловской крепости.
Возможно, свою роковую роль сыграла и простуда, полученная во время поездки к В.И. Ленину в с. Шушенское (Восточная Сибирь). В апреле 1899 г. в своем письме из Шушенского в Подольск Марии Александровне Ульяновой Надежда Константиновна, весело описывая свое житьё-бытьё, вдруг с грустью замечает: «Что касается моего здоровья, то я совершенно здорова, но относительно прилета пташечки /11/ дела обстоят, к сожалению, плохо: никакой пташечки что-то прилететь не собирается».(4)
Известно, что в начале мая 1900 г. Надежда Константиновна в Уфе слегла и по заключению врачей нуждалась в интенсивном лечении. В.И. Ленин очень беспокоился за жену. В письме к матери из Пскова в Подольск в июне 1900 г. он сообщал с тревогой: «Надя, должно быть, лежит: доктор нашел… что ее болезнь женская требует упорного лечения, что она должна на 2-6 недель лечь.»(5)
Одной из главных причин невозможности иметь детей была базедовая болезнь
Н.К. Крупской, которая особо активно начала проявлять себя в период второй эмиграции.
Еще в 1967 г. швейцарский архивариус и профессор мировой истории Леонард Хааз обнаружил неизвестные письма Н.К. Крупской, относящиеся к периоду ее болезни, и, изучив архивные документы (историю болезни, стенограммы записей бесед врача с Надеждой Константиновной), опубликовал в «Ежегоднике восточно-европейской истории» свою статью «Жена Ленина – пациентка швейцарских врачей».(6)
Работы подобного рода если и попадали в СССР, то не переводились на русский язык, не издавались, а сразу же попадали в спецхран. Сегодня мы имеем возможность познакомиться с этой статьей и использовать некоторые сведения, содержащиеся в ней.
В своих воспоминаниях Н.К. Крупская писала, что на протяжении всей зимы 1912-13 гг. чувствовала упадок сил, общую слабость, сильное недомогание.
Владимиру Ильичу с большим трудом удалось уговорить ее обратиться к врачу. В это время Ульяновы жили в Кракове и первыми, кто консультировал Надежду Константиновну, были, по-видимому, С.Ю. Багоцкий(70, сдавший перед войной госэкзамен по медицине (в первую очередь он интересовался неврологией) и А. Ландау, терапевт, ставший позднее знаменитым благодаря своей школе. Именно они, скорее всего, и поставили Н.К. Крупской диагноз: базедова болезнь. И вот тут Надежда Константиновна и проявила весь свой большевистский характер. Она прекрасно понимала, что рекомендации врачей – покой, сон, прогулки – все это отнимет много времени от главного в ее жизни – партийной работы.
Поэтому она всячески пыталась внушить своему мужу, что чувствует себя лучше, что ей вполне по силам выполнять привычный для нее объем работы. Как пишет Л. Хааз, она «жестко придерживалась характерного для старой большевистской гвардии принципа – ты не имеешь права тратить время на свои собственные болезни и проблемы, пока не выполнена партийная работа».(8)
Однако Владимир Ильич не мог не видеть состояния жены и в мае 1913 г. он доверительно сообщает в письме М. Горькому, жившему в то время на Капри: «У меня невзгоды. Жена заболела базедовой болезнью. Нервы».(9)
В это же время он пишет Г.Л. Шкловскому(10), жившему в Берне, о перемене своего местожительства: «Приехали сюда в деревню около Закопане для лечения Надежды Константиновны горным воздухом (здесь ок. 700 метров высоты) от базедовой болезни. Меня пугают: запустите-де, непоправимо будет, отвезите-де тотчас к Кохеру в Берн, это-де знаменитость первоклассная… С одной стороны, Кохер-хирург. Хирурги любят резать, а операция здесь, кажись, архиопасна и архисомнительна… С другой стороны лечат горным воздухом и покоем, но у нас «покой» трудно осуществим при нервной жизни. Болезнь же на нервной почве. Лечим 3 недели электричеством. Успех = 0. Все по-прежнему: и пученье глаз, и вздутие шеи, и сердцебиение, все признаки базедовой болезни».(11)
И далее В.И.Ленин убедительно просит Г.Л. Шкловского навести справки насчет Кохера, заочно проконсультироваться у каких-либо специалистов о целесообразности операции. Г.Л. Шкловский обратился к известному в Берне врачу Роберту Фогту, которого он хорошо знал. Это был серьезный, опытный и достойный/12/ доверия доктор, и он не рекомендовал оперироваться, о чем Г. Шкловский незамедлительно сообщил Ульяновым. В ответ он тут же получил открытку следующего содержания:
«Дорогой друг, большое спасибо за хлопоты. Это Ильич всё зря шебаршится. Ваш врач прав – надо просто есть, спать, греться на солнце и т.д., поменьше глотать лекарств и т.д. Только насчет сельскохоз. работ он не прав. Вчера я, следуя его советам не обращать на себя внимания, влезла на горку и потом три часа сердце колотилось, как сумасшедшее. Но в общем-то я уже стала поправляться… К Кохеру ехать совсем не надо. Операция не трудная, но после нее делаются идиотами, а я предпочитаю в таком случае подохнуть».
Ну, так еще раз спасибо большое. Н.К.(12)

продолжение http://yroslav1985.livejournal.com/96416.html

Лживая статейка Павла Пряникова "На какие деньги жил Ленин" ч. 2 (продолжение)

продолжение, начало http://yroslav1985.livejournal.com/90624.html

В. И. Ленин пишет 25 апреля (8 мая) 1913 г. в Берн следующее письмо Г. Л. Шкловскому:
"Дорогой Ш.! Обратите внимание на перемену моего адреса. Приехали сюда в деревню около Закопане для лечения Над. Конст. горным воздухом (здесь ок. 700 метров высоты) от базедовой болезни. Меня пугают: запустите-де, непоправимо будет, отвезите-де тотчас к Кохеру в Берн, это-де знаменитость первоклассная... С одной стороны, Кохер — хирург. Хирурги любят резать, а операция здесь, кажись, архиопасна и архи-сомнительна... С другой стороны, лечат горным воздухом и покоем. Но у нас «покой» трудно осуществим при нервной жизни. Болезнь же на нервной почве. Лечили 3 недели электричеством. Успех = 0. Все по-прежнему: и пученье глаз, и вздутие шеи, и сердцебиение, все симптомы базедовой болезни.
Не сможете ли Вы навести справки насчет Кохера? Я не знаю, как это сделать, и хочу посоветоваться. Нельзя ли с кем-либо, студентом или врачом, сходить к Кохеру поговорить? Или он не станет говорить без больной? Или нельзя ли поговорить с ним, добыв письмо от лечившего здесь (т. е. в Кракове) врача? Если можно вообще навести справки серьезного характера в Берне о Кохере или у Кохера (последнее лучше, конечно, было бы), буду очень Вам обязан. Ежели справки будут говорить за поездку в Берн, черкните, когда принимает Кохер, когда он уедет на лето и как придется устраиваться в Берне, в лечебнице (и очень ли дорогой) или иначе.
Жму руку и заранее благодарю за хлопоты.
Ваш Н. Ленин"(6)
26 мая (8 июня) 1913 г. Ленин в письме в Берн (по-видимому, Г. Л. Шкловскому) просит записать Н. К. Крупскую на прием к профессору Т. Кохеру и снять недорогую комнату; интересуется, можно ли прочитать лекцию в Берне на тему «Национальный вопрос и социал-демократия».(7)
Collapse )

ДНЕВНИК ДЕЖУРНОГО ВРАЧА В. И. ЛЕНИНА В 1922-1923 гг.

продолжение , начало здесь http://yroslav1985.livejournal.com/86612.html

1923 год

1 января 1923 г. Вечером Владимир Ильич не мог заснуть... заснул Владимир Ильич только в 4 часа. Спал не просыпаясь до 11 часов. Проснулся Владимир Ильич в хорошем настроении, без головной боли. Мы (врачи.— Ред.) были у Владимира Ильича в 1 час. Настроение хорошее, Владимир Ильич довольно весел, но недоволен, что поздно просыпается и из-за этого не может работать по утрам. Владимир Ильич хотел бы как-нибудь так устроить, чтобы раньше просыпаться. Было предложено сегодня принять в 10 часов 2 таблетки бромурала и не спать днем, в расчете, что Владимир Ильич раньше заснет и, следовательно, раньше проснется: в то же время врачи категорически высказались против того, чтобы Владимира Ильича будили в 9 часов, как он того хочет.
В течение дня Владимир Ильич диктовал, читал продиктованное(36) и читал вечером. С 9 часов очень хочется спать. После бромурала заснул в 11 часов.
2 января. Один раз просыпался и спал до 9 1/4 часов. Проснулся сам, немного сонный и голова не совсем свежая. Настроение немного апатичное.
Аппетит за обедом был удовлетворительный. В течение дня Владимир Ильич диктовал(37) и читал. Настроение весь день немного вялое. В 9 часов уже очень хочется спать. Заснул Владимир Ильич скоро после 10-ти часов без снотворного.
3 января. Около 3-х часов Владимир Ильич проснулся, была головная боль. Владимир Ильич принял фенацетин, снова заснул вскоре после 4-х часов и проснулся в 9 час. 20 минут. Потом у Владимира Ильича была секретарша, и Владимир Ильич диктовал ей 15 минут(38). Был зубной врач, который предполагает, что с зубом дело обойдется. После этого Владимир Ильич заснул и спал больше часа. При нашем (врачей,— Ред.) посещении Владимир Ильич еще спал, и когда мы к нему вошли, то Владимир Ильич был еще очень сонный и несколько раз зевнул.
4 января. Владимир Ильич не мог заснуть до 6 часов... Проснулся в 10 1/2 часов. Настроение скверное, голова не свежая. Врачи были у Владимира Ильича в 1 час. Состояние сонное, глаза красные, часто зевает. Владимиру Ильичу предложено пообедать и потом поспать. Спал Владимир Ильич полтора часа. Проснулся в гораздо лучшем настроении, чем было утром. 2 раза диктовал(39) и читал. Аппетит был весь день неважный. Заснул Владимир Ильич без снотворного около 11-ти часов.
Collapse )

ДНЕВНИК ДЕЖУРНОГО ВРАЧА В. И. ЛЕНИНА В 1922-1923 гг.

Уважаемые читатели, впервые в интернете размещаю - ДНЕВНИК ДЕЖУРНОГО ВРАЧА В. И. ЛЕНИНА В 1922-1923 гг.: Публ. подгот. Ю. А. Ахапкин и др.// Вопросы истории КПСС. 1991. №9 с. 40-56

Выражаю благодарность kytx и m_sveta11 за помощь и содействие в предоставлении доступа к данной статье

В ближайшее время, я размещу продолжение данного материала - Ахапкин Ю.А., Степанов В.Н. Дневник дежурного врача В.И.Ленина (1922-1923 гг.), записи санитара В.А. Руковишникова, медицинские заключения о ходе болезни и смерти В.И.Ленина // Кентавр. 1992. № 3-4, № 9-10, № 11-12.

Выражаю благодарность voencomuezd,откликнувшегося на мою просьбу помочь с доступом к журналу "Кентавр"

ДНЕВНИК ДЕЖУРНОГО ВРАЧА В. И. ЛЕНИНА В 1922-1923 гг.

Историю болезни В. И. Ленина врачи начали составлять с 29 мая 1922 г. Сначала по 6 мая 1923 г. включительно ее вел невролог А. М. Кожевников, затем до 4 июля 1923 г.— невропатолог профессор В. В. Крамер и, наконец, до 21 января 1924 г.— психиатр профессор В. П. Осипов.
В Комиссии Центрального Исполнительного Комитета СССР по организации похорон В. И. Ульянова (Ленина), как она официально называлась, был поднят вопрос о подготовке и издании правдивой и всесторонней информации о жизни и болезни вождя в 1922—1924 гг. 28 января 1924 г. названная Комиссия ЦИК приняла единогласное решение внести предложение по данному вопросу в ЦК РКП(б). На следующий день председатель Комиссии Ф. Э. Дзержинский выступил по этому поводу на пленуме ЦК РКП(б). и предложение Комиссии получило одобрение высокой партийной инстанции. 30 января Комиссия ЦИК поручила Н. И. Бухарину, А. С. Енукидзе и В. М. Молотову организовать необходимую работу. Енукидзе было предложено ознакомиться с историей болезни Ленина и сообщить свое мнение о возможности ее опубликования. Он высказался в принципе за напечатание такого документа, который бы давал полную картину болезни и состояния Ленина, предварительно удалив из записей специфические сведения лечебно процедурного свойства. При этом Енукидзе отдавал предпочтение стилю записей доктора Кожевникова, в которых преобладали наблюдения дневникового характера с описанием и анализом фактов и событий, свидетелем которых он являлся.
А. М. Кожевников, по-видимому, в 1924 г. просмотрел напечатанный на машинке текст своих записей и внес небольшие коррективы (главным образом поправил некоторые неудачные фразы и в большинстве случаев заменил местоимения «я» и «мы» фамилиями врачей. По этому экземпляру и подготовлена настоящая публикация. Детали сугубо процедурного характера, как предлагал А. С. Енукидзе, сняты. Так как записи доктора Кожевникова считались наиболее правдивыми и точными, М. И. Ульянова широко использовала их к своих воспоминаниях о днях жизни В. И. Ленина за время его болезни (см. Известия ЦК КПСС. 1991, №1-6). На эти записи в основном опирался академик Б. В. Петровский при подготовке своей статьи, опубликованной в газете «Правда» 25 и 26 ноября 1990 г.
Collapse )

"Это они меня за дурака считают"

окончание, начало здесь http://yroslav1985.livejournal.com/85765.html

"Это они меня за дурака считают"

90 лет назад, 28 мая 1922 года, после резкого ухудшения состояния Ленина врачи приступили к более тщательному выяснению причин его болезни. Обозреватель "Власти" Евгений Жирнов представляет самые интересные фрагменты из воспоминаний сестры основателя советского государства М. И. Ульяновой о последних годах его жизни.

"А ты, Ильич, помрешь от кондрашки"

Наверное, одной из самых поразительных деталей, описанных Марией Ильиничной Ульяновой, было то, что после резкого ухудшения состояния Ленина для помощи ему не смогли найти врачей. По случаю выходного дня все они были на дачах вне Москвы. Так что медики прибыли к главе советского правительства лишь на следующий день.
"На другое утро (28 мая 1922 года.— "Власть"),— вспоминала она,— около 10 часов утра приехали Ф. А. Гетье и профессор Крамер. Выяснилось, что накануне Владимир Ильич чувствовал себя с утра довольно хорошо, но к вечеру появилась головная боль, глубокое расстройство речи и слабость правых конечностей. Эти явления были налицо и 28 утром, когда Владимира Ильича исследовал Крамер. Тут в первый раз был установлен диагноз мозгового заболевания. Ни об отравлении свинцом, ни об отравлении рыбой уже не было речи. Для невропатолога, подробно исследовавшего Владимира Ильича, все эти предположения отпали, вопрос шел только о том, на какой почве развилось это мозговое заболевание, какие сосуды затронуты и т. п. Диагноз Крамера гласил: "Явление транскортикальной моторной афазии на почве тромбоза". Ставя такой диагноз, "я подчеркнул,— пишет в своих воспоминаниях профессор Крамер,— что... лично считаю все заболевание Владимира Ильича за артериосклеротическое страдание головного мозга"... Но болезнь Владимира Ильича имела совсем необычное течение, что ставило нередко врачей в тупик...
Collapse )

"Владимиру Ильичу уже успели впрыснуть морфий"



"Владимиру Ильичу уже успели впрыснуть морфий"

12 июня 1937 года скончалась Мария Ильинична Ульянова, сестра Ленина, так и не успевшая закончить работу над воспоминаниями о жизни и болезнях брата, которые затем на долгие годы засекретили. Обозреватель "Власти" Евгений Жирнов представляет наиболее интересные фрагменты ее мемуаров.

"Не могла пережить тяжелых условий"

Кончина и похороны сестры основателя Советского государства оставили у современников двойственное впечатление. С одной стороны, газеты писали о Марии Ильиничне Ульяновой в превосходных степенях:старейший член большевистской партии, ближайший соратник Владимира Ильича Ленина, ответственнейший работник Комитета советского контроля при Совнаркоме СССР. С другой — прощание с ней проходило в Клубе управления делами Совнаркома. Как будто речь шла лишь о каком-то не слишком значительном сотруднике аппарата правительства.
Однако ничего странного в этом не было. Руководство страны всего лишь демонстрировало свое отношение к близким вождя мирового пролетариата. Ведь за годы, прошедшие после смерти Ленина, они доставили Сталину и его окружению немало хлопот.
Брат Владимира Ильича Дмитрий Ильич Ульянов, как свидетельствуют документы секретного отдела ЦК ВКП(б), попадал в неприятные истории, не красившие ни его самого, ни всю семью Ульяновых. Сестра Ленина Анна Ильинична Ульянова-Елизарова, до самой смерти в 1935 году трудившаяся над созданием истории семьи в качестве научного сотрудника Института Маркса—Энгельса—Ленина, обнаружила, что ее дед Александр Дмитриевич Бланк был крещеным евреем, и собиралась обнародовать этот факт. А когда ЦК ей это категорически запретил, безуспешно добивалась отмены запрета.
Настоящей головной болью для Сталина стала вдова Ленина Надежда Константиновна Крупская. По разным принципиальным вопросам она поддерживала оппозицию и даже после полного и окончательного разгрома внутрипартийного инакомыслия продолжала, хотя и в гораздо меньшей степени, высказывать свое мнение, идущее вразрез с генеральной линией партии. Не сдержалась она и во время прощания с Марией Ильиничной — высказалась о разворачивающихся в стране репрессиях. Сотрудник Наркомата оборонной промышленности Александр Григорьевич Соловьев записал в своем дневнике:
Collapse )