Ярослав Козлов (yroslav1985) wrote,
Ярослав Козлов
yroslav1985

Category:

В. Л. Мальков Большевики и «германское золото». Находки в архивах США

В.Л. МАЛЬКОВ

БОЛЬШЕВИКИ И "ГЕРМАНСКОЕ ЗОЛОТО". НАХОДКИ В АРХИВАХ США

продолжение . начало здесь http://yroslav1985.livejournal.com/63157.html

Записка "О германском золоте" составлена по строгим канонам следственного документа, в сухой, сдержанной манере, без отступлений в сторону рассуждений о судьбах русской демократии. Результат же анализа данных, относящихся к делу, был изложен по пунктам, позволяющим "начальственному глазу" легко схватывать суть [47] дела. И хотя выводы о возможном использовании антибольшевистской коллекции были сделаны в довольно циничной форме, типичной для набиравшей обороты психологической войны, тем не менее, пожалуй, главное состояло в том, что Буллард при работе над запиской руководствовался принципом классического правосудия, предполагающим, что при всяком расследовании надо выслушать и другую, противную сторону. В условиях смятения, царившего в среде союзных дипломатов и разведслужб, это свидетельствовало о завидном самоконтроле и желании докопаться до истины, какой бы "неудобной" она ни была.
Записка "О германском золоте" содержала ряд логически увязанных положений. Недостаток места вынуждает нас воспроизвести их в виде кратких тезисов с цитированием ряда важных фрагментов:
1. Обвинение большевиков и Ленина в том, что они находились на "содержании у Германии", не ново. "Я слышал о нем задолго до того, как покинул Америку в июне 1917 г. О нем мы вели беседы на борту судна, которое следовало курсом на Россию... Какое-то время интерес публики к этим обвинениям в получении германских денег не проявлялся заметным образом, но последние месяцы слух обрел устойчивость и стал распространяться. Со всех сторон идут сомнительные и таинственные личности, осаждающие представительства стран Антанты в России с предложением передать абсолютно надежные доказательства связей большевиков с Германией. Но эти так называемые доказательства, которые мне приходилось видеть, очень далеки от того, чтобы их можно было назвать надежными. Но есть все признаки, что противники большевиков будут использовать их в своих целях".
2. Новая вспышка старого скандала не за горами, и это соответствует самой природе русского революционного движения, представители которого всегда полагали, что "цель оправдывает средства".
3. Последующее вытекает их предыдущего. Правильное понимание ситуации с "грязными деньгами" может быть составлено только в связи с историей революционного движения в России. Буллард начинает издалека, но этот экскурс необходим ему как пояснение к главному тезису: "Обстоятельства сложились так, что я всегда исключительно хорошо был осведомлен о финансовых делах русских революционеров в годы кризиса лет десять назад. Я был тогда секретарем Общества друзей русской свободы в Америке в течение двух лет до того, как приехал в Россию. Я занимался организацией кампании до сбору денег, которую вели г-жа Брешко-Брешковская, Чайковский и Аладин. Я делал то же самое, когда Милюков последний раз был в Америке. А в начале русско-японской войны партия эсеров с согласия японского правительства и на деньги нью-йоркского банкира вела пропагандистскую кампанию с помощью лекторов и распространяя литературу антиправительственного содержания (т.е. враждебную русскому правительству - А.М.) в лагерях для русских военнопленных.
После приезда в Россию я познакомился с финским революционером Зиллиакусом, который выступал посредником между революционными партиями и японским посольством в Стокгольме. Он рассказал мне, что передал несколько миллионов долларов и что почти все революционные организации России абсолютно открыто брали японские деньги. Зиллиакус полагал, что не было причины для того чтобы они (партии. - В.М.) отвергли такую возможность; он отрицательно отозвался о неискренности эсеров - их жеманстве и выражении негативного отношения к получению таких подарков... Получив заверения в том, что деньги поступили из американского источника, они "очень тщательно избегали этой темы, потому что хорошо знали, что это были японские деньги".
Эсеры не гнушались брать и английские деньги. Англичане, выступавшие тогда союзниками Японии и противниками России, сделали основательные вложения в русскую революцию и, в частности, в транспортировку оружия. Все это означает, что в период с 1905 по 1908 г. "все революционные партии были одни миром мазаны и ни одна из них не была святее других" [48].
4. "...Когда началась война 1914 г., они (революционеры) заявили, что новое поражение России во внешней войне ослабит царя и обречет его на поражение во внутренней войне. Эти пораженческие настроения в социалистических партиях вызывались не симпатиями к Германии или ее правительству. По-настоящему прогерманской партией в России была только Дворцовая партия. Но именно потому, что они не симпатизировали кайзеру, революционные партии были готовы брать у него деньги и использовать их на свои цели. Они, наверное, не очень охотно пошли бы на обман тех, кому они симпатизируют, но кайзер в их понимании заслуживает такого обращения".
5. "Русское революционное движение раскололось на "оборонцев" и "пораженцев". Последние почти все без исключения выражали готовность получать немецкие деньги. А германская разведка рассматривала это как хорошие инвестиции. Чернов, признанный лидер эсеров, сотрудничал в специальном издании, которое с согласия германского правительства и на финансовые средства, к которым ни один российский патриот не имел отношения, распространялось в немецких лагерях для русских военнопленных, т.е. делал то же самое, что в годы русско-японской войны делала его партия в японских лагерях для русских военнопленных".
6. Закончив экспозицию, Буллард переходит к изложению своего центрального тезиса: "Интернационалистская агитация Ленина, по-видимому, одобрительно воспринималась германскими властями. Они легко могли предотвратить ее сколько-нибудь значительное распространение на немецком языке, но вряд ли они упустят шанс оказать содействие в ее распространении за пределами немецкоязычных стран. Однако я очень сильно сомневаюсь, что Ленина занимал вопрос, откуда шли деньги. Он мог бы сказать: "Совершенно безразлично, что является источником этих денег, необходимых для борьбы, которую я веду, - получены ли они от искренних сторонников моих идеалов или оттуда, где делают шальные деньги". То, что немцы одобрительно относились к его деятельности, ясно видно из того факта, что они позволили ему и его друзьям проехать через территорию Германии по пути в Россию сразу же после Февральской революции. Они повесили пломбы на занимаемый ими железнодорожный вагон с тем, чтобы не дать Ленину заниматься агитацией в самой Германии, но они с удовольствием содействовали его возвращению в Россию. Получили ли они в обмен на эту любезность от Ленина какое-либо обещание расплатиться по счетам или ничего подобного не было, - не имеет значения. Ленин все равно не чувствовал бы себя связанным таким обещанием. Очень возможно, что немцы оказались довольно наивными, решив, что такое обещание и не требуется. Они, несомненно, думали, что это само собой разумеющаяся вещь между джентльменами.
Этот факт является типичным. Для иностранца, который оказывается в России со своими западными принципами политической морали, факт согласия Ленина публично принять помощь германского правительства при нынешних обстоятельствах является первейшим доказательством того, что он германский агент. Но для русского революционера это вовсе не является очевидностью. Вполне возможно, что Ленин принял немецкое благодеяние с тем, чтобы в подходящий момент надуть их...
Когда я прибыл в Россию в первых числах июля 1917 г., общепризнанным было то, что большевики имеют очень мощную прессу. Различные приложения к газете "Правда" в большом числе циркулировали по городу и на фронте. Они внесли свою лепту в ускорение почти неизбежной дезорганизации армии, они вели оскорбительную и очернительную кампанию против всех социалистов, придерживающихся национальных и патриотических убеждений, они нападали на союзников по Антанте. Они делали то. что немцы, вне всякого сомнения, готовы были оплачивать, и все это было полной копией 1905 г., когда все революционные партии получали деньги от Японии. Но по прошествии двенадцати лет было бы абсурдно утверждать, что русские социалисты пытались насадить японскую систему государственного управления в России. И так же абсурдно утверждать, что рядовые большевики сознательно [49] действовали в интересах кайзера. Они беззаветно трудились во имя того, что они рассматривали как свой первейший долг, и им совершенно было все равно, откуда пришли деньги, в которых они нуждались".
7. Причиной снятия обвинения в измене с посаженных в тюрьму большевиков Временным правительством является то, что эсеровская партия сама получала деньги от Антанты. Боясь скандальной огласки, ее руководители (А.Ф. Керенский, В.М. Чернов и др.) посчитали за благо снять вопрос с повестки дня.
8. Доказательства виновности большевиков в виде преданных гласности документов были достаточными, чтобы любой американский районный прокурор мог возбудить дело, но американский же судья не нашел бы в них оснований для разбирательства в суде присяжных, а жюри присяжных вынесло бы свой оправдательный приговор за отсутствием серьезных улик.
9. "Если даже большевики и получили германское золото", их действия после того, как они взяли власть, показывают, что они перехитрили своих кредиторов. Буллард не удержался в этом месте сделать себе комплимент. "Я оказался прав, - писал он, -высказав предположение, что немцы будут вне себя от большевиков, которые, получив немецкие деньги, не отблагодарили за них. Есть также большая вероятность, что немцы будут теперь делать все, что в их силах, с тем, чтобы избавиться от них (большевиков. - В.М ). Следует поэтому предвидеть появление новых улик с передачей их в руки представителей союзных стран". Немцы, не встретив в большевиках "дружеского расположения", постараются отомстить, и это окончательно запутает картину. Отсюда вопрос: следует ли подыгрывать немцам? - так расшифровывался этот пассаж из записки Булларда. Он отлично видел, что начало переговоров в Брест-Литовске не свидетельствовало о взаимопонимании между Советами и Германией и не предвещало ничего хорошего ни тем, ни другим.
Концовка записки о "германском золоте" передает целую гамму чувств, испытанных Буллардом в ходе изучения разбухавшего буквально на глазах "досье" из компрометирующих большевиков материалов. В ней сочеталось множество оттенков: опасение быть втянутым в гигантскую политическую аферу с непредсказуемым исходом, раздражение двойственностью собственной позиции (коллизия между стремлением быть над схваткой и необходимостью отдавать предпочтение одной из сторон, сколь бы шокирующим для обычной человеческой личности и порядочности это ни было), брезгливость от соприкосновения с подлогом и стремление к профессиональному успеху посредством извлечения максимума пропагандистских выгод из потока плывущего в руки материала о тайных кознях немцев и их подручных (реальных и мнимых) в России. Буллард писал:
"Материал, поступивший из различных источников, является различным и по своему характеру. То, чем снабдили нас кадеты, не содержит ничего нового. Судя по всему, он в основном собран за рубежом. Стокгольм, Амстердам, Копенгаген. Оригиналы документов никогда не появлялись в России, хотя несколько человек утверждают, что видели эти оригиналы. В большинстве случаев это копии телеграмм, которые, если бы даже мы располагали оригиналами, все равно не могли бы считаться убедительными. Ничто, например, не мешает мне послать телеграмму королю Георгу и сказать в ней, что кайзер уполномочил меня выделить ему кредит в один миллион долларов. И подписать - фон Гартлинг (канцлер Германии. - В.М.). Подобного рода улики в лучшем случае имеют очень сомнительную ценность. Даже если их аутентичность будет признана, с их помощью нельзя доказать ничего другого, кроме того, что большевистские лидеры в прошлом получали деньги из Германии. Они не связаны с последними событиями. В них нет никаких отсылок, относящихся к периоду переговоров в Бресте. Если даже будет убедительно доказано, что Ленин и Троцкий получали немецкие деньги, это не поколеблет их имиджа революционеров.
Более поздние "улики" выглядят более серьезно. Подозревают, что они были выкрадены из папок в Смольном. Некто, предложивший продать их нам, не связывая это ни с какими политическими мотивами, просто заявляет, что нуждается в деньгах. [50]
Есть основания верить, что он и в самом деле имел доступ к документам в Смольном, но по всему видно, что мы имеем дело с мошенником. Он не стесняясь будет придерживать документы, пока ему не будет обещано максимальное вознаграждение. Он еще не передал нам ни одного оригинала, хотя и позволил один из них - судя по всему, важный, если будет установлена его аутентичность, - сфотографировать. Это, разумеется, новая партия документов, имеющая отношение к событиям последних недель. Если достоверность их будет установлена, то можно утверждать, что некоторые из большевистских лидеров все еще получают немецкие деньги в обмен на товары.
Я рекомендовал бы придерживаться политики выжидания. Я не вижу пользы от поддержки выпадов, подобных тем, о которых здесь шла речь. Всегда есть большой шанс, что "утечки" вроде последней сфабрикованы в Германии.
Я делаю все от меня зависящее с тем, чтобы переправить все предполагаемые улики в Вашингтон. Здесь от них никакого проку. А в то же время всегда может оказаться полезным иметь их под рукой для использования во внутренних делах у нас в стране.
Как я говорил выше, сомнительные свойства этих улик, не оказывая заметного впечатления на русских, способны поразить иностранцев, заставив их поверить в стопроцентную убедительность доказательств. В качестве газетной сенсации в Америке они могут нанести сильнейший удар по пацифистскому движению" (14).
Судя по всему, Буллард не был в восторге от того, что в Вашингтоне слишком буквально поняли его совет и дали ход "документам Сиссона". Сам он вернулся в США только осенью 1919 г. и сразу же по заданию Лансинга засел за доклад для сенатской комиссии по иностранным делам - "Меморандум о некоторых аспектах большевистского движения в России. Характер большевистской власти. Экономические результаты большевизма. Программа мировой революции" (15). Вступление к докладу написал Лансинг, а большая часть публикации была отведена приложению, где были помещены документы из истории большевизма и Коминтерна. Упоминаний о "германском золоте" в объемистом документе не было. Ни единого.
Весной 1920 г. Буллард - заведующий Русским отделом госдепартамента, и уже в этом качестве ему пришлось в мае высказать свое отношение к "документам Сиссона" в связи с подготовкой служебного меморандума для высших чиновников госдепартамента. По мнению Булларда, поступившая дополнительная информация по делу ничуть не прояснила ситуации и не давала ключа к ответу на главный вопрос. В связи с этим Буллард рекомендовал ограничиться следующей констатацией:
а) Сиссон организовал сбор документов в Петрограде по требованию посла США Фрэнсиса. Это, очевидно, должно было переложить часть ответственности за прямолинейность действий службы информации на утратившего расположение Белого дома посла. '
б) "Документы Сиссона" были опубликованы преждевременно, без проведения критической экспертизы". Сам Сиссон, проделавший главную работу по розыску этих документов, не располагал ни необходимым знанием языка, ни пониманием происходившего вокруг него. Говоря о том, что подлинность документов поставлена под сомнение, Буллард предлагал отметить в меморандуме, что сам Сиссон никогда не придерживался определенного мнения на этот счет.
в) После отъезда Сиссона американскому посольству было предложено купить еще одну партию документов. Было признано, что вероятность подделки в этом случае несколько даже выше, чем в первом случае.
г) Дополнительный свет на проблему будет пролит только в том случае, если [51] удастся обеспечить содействие со стороны лица, вхожего в руководящие органы большевиков и информированного об их внутрипартийных делах, которые "остаются вне нашего поля зрения".
Поскольку новые сведения ничего не прибавляли к уже известному, а поиски "внутрипартийного крота" не обещали успеха, Буллард предлагал воздержаться от каких-либо публикаций на тему о "германском золоте". Ее реанимация, таким образом, казалась ему утратившей актуальность, неосуществимой и нецелесообразной. А тем временем, полагал он, следует продолжить поиск, как он выразился, "убедительных доказательств" (16). Кеннан последовал этому совету. О том, к какому выводу он пришел, говорилось выше: "документы Сиссона" - подлог.

1. Блок М. Апология истории или ремесло историка. М., 1978, с. 38.
2. См.: Рабинович А. Большевики приходят к власти. Революция 1917 года в Петрограде. М,, 1989, с. 42,
345.
3. Kettle М. Russia and Allies, 1917-1920, v. 1. London, 1981, Ch. 8; Jones D.R. Documents on British Relations with Russia, 1917-1918. - Canadian-American Slavic Studies, № 7, 1973, p. 219, 350-375, 498-510; № 8, 1974, p. 544-562; Nfc 9, 1975, p, 361-370.
4. Princeton University, Mudd Library, Robert Lansing Papers. Box 4. A.C. Coolidge to Lansing, 20.V.1918; см. также: Unterberger B.M. The United States, Revolutionary Russia and the Rise of Czechoslovakia. Chapel Hill, 1989, p. 166.
5. Фрейд 3., Буллит У. Томас Вудро Вильсон. Психологическое исследование. М., 1992, с. 242.
6. Столица, 1991, № 1, с. 43.
7. Февр Л. Бои за историю. М., 1991, с. 66.
8. Rapport L. Forging the Past. - OAH Newsletter, v. 11, № 3, August 1983, p. 11, 12.
9. Princeton University. Mudd Library. George Kennan Papers. Box 31. Kennan to Arthur S. Link, 25.VI. 1956.
В мемуарах "Россия на историческом повороте" А.Ф. Керенский несколько раз касается вопроса о тайных связях большевиков и германского правительства. Но, во-первых, все, что им было сказано в книге по этому поводу, носит маргинальный характер и, во-вторых, отмечено печатью противоречивости. В одном месте он пишет, что "цели, которые преследовал Ленин и германские "миротворцы", были диаметрально противоположны и, безусловно, непримиримы" (Керенский А.Ф. Россия на историческом повороте. Мемуары. М., 1993, с. 183), в другом (в главе "Путь предательства") - что "перед своим возвращением в Россию Ленин взял на себя обязательство заключить как можно скорее сепаратный мир с Германией" (там же, с. 216), и, наконец, в третьем он с сожалением констатирует, что архивы военного министерства и разведывательного отделения германского Генерального штаба были полностью уничтожены огнем, а это - "огромная утрата для истории России 1917 года" (там же, с. 217).
Не проясняет дела ссылка Керенского на якобы переданные в середине апреля 1917 г. министром вооружений Франции Альбером Тома секретные документы для князя Львова. О содержании самих документов в книге не сказано ни слова (там же, с. 270). Еще меньше фактической информации содержит рассказ Керенского о его лстрече с Э. Бернштейном в 1923 г. То, чем поделился с ним Бернштенн. занимавшийся "расследовагием связей агентов германского правительства с ленинской группой большевиков", не вызвало у автора мемуаров никакой реакции, сам же он в свою очередь пожаловался на скудость и ограниченность собственной информации (там же, с. 376).
Мемуары Керенского вышли в 1966 г. Он работал над ними много лет, имея возможность десятки раз перепроверить приводимые в них факты и обогатить свои воспоминания первоисточниками самого различного происхождения. По мере надобности он так и поступал. Но в книге, "населенной" многими историческими персонажами, нет упоминания о "документах Сиссона". Похоже, Керенский полагал, что в этой истории давно поставлена точка.
10. Princeton University. Mudd Library. Arthur Bullard Papers. Box 6. "Russian Situation, 17 November 1917. fes from Report to George Creel on Committee of Public Infonnation Work".
11. Ibidem.
12. Ibid. Box 6. Folder: Writings. Subject: Russia, 1917-1919. "German Gold, March 1918".
13. Library of Congress. Raymond Clapper Papers. Box 45, Correspondence, 1918. Clapper to Olive Ewing Clapper. 8.XII.1918.
14. Princeton University. Mudd Library. Arthur Bullard Papers. Box 6. Folder: Writings. Subject. Russia, 1917-1919. "Geiman Gold. March 1918".
15. Memorandum on Certain Aspects of the Bolshevist Movement in Russia. Character of Bolshevist Rule. Economic Results of Bolshevist Control. Bolshevist Program of World Revolution. Washington, 1919.
16. Princeton University. Mudd Library. Arthur Bullard Papers. Box 7. Bullard's Memorandum for Mr. Carter, 29 .V. 1920.
Tags: 1917, миф о "немецких деньгах", статьи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments