Ярослав Козлов (yroslav1985) wrote,
Ярослав Козлов
yroslav1985

Categories:

Вопрос. Имеет ли С. Г. Сватиков отношение к опубликованному списку В. Л. Бурцева ?

Уважаемые читатели, возник такой вопрос. Так О. Будницкий в Вестник ЕУМ, № 3 (13), 1996 опубликовал статью В ЧУЖОМ ПИРУ ПОХМЕЛЬЕ (Евреи и русская революция) http://ldn-knigi.narod.ru/JUDAICA/Evr3Stat.htm , в которой приводит такую информацию: "16 октября 1917г. В. Л. Бурцев, которого уж никак нельзя заподозрить в антисемитизме, опубликовал в своей газете «Общее дело» список 159 эмигрантов, вернувшихся в Россию через Германию в известных «пломбированных вагонах». Список ему передал специальный комиссар Временного правительства по ликвидации заграничной охранки С. Г. Сватиков" Но О. Будницкий не дает при этом ссылки на источник, где бы указывалось, что именно С.Г. Сватиков передал список пассажиров "пломбированного вагона" В. Л. Бурцеву. Поэтому не понятно откуда О. Будницкий взял такую информацию.
Может быть у вас уважаемые читатели есть ответ на этот вопрос?


P. S.
Из Отчета Временному правительству С.Г. Сватикова о командировке с особым поручением за границу в мае—сентябре 1917 г.(1)

Русская политическая эмиграция за границей: А) Возвращение на родину, эмигранты и дипломаты. В Россию в первую очередь устремились те люди, которые находились в материально лучшем положении, нежели остальная масса эмигрантов, или же получили денежную поддержку из России (а м. б., некоторые из Германии). Я ходатайствовал в свое время о разрешении мне не допустить в Россию г. В.И. Ульянова-Ленина и пассажиров его поезда, приехавших вместе с ним через Германию. МВД под давлением, по-видимому, Совета р. и с. д. не согласился на это.

Но могу сказать, бернская миссия (консульская) сделала все, чтобы создать для эмигрантов невыносимое положение. Можно бы было подумать, что гг. дипломаты чинили препятствия только Цюрихскому комитету, объединявшему преимущественно интернационалистов, особенно ввиду отправки этим Комитетом двух поездов через Германию. Притеснениям в одинаковой степени подвергались и оборонцы.

Цюрихский комитет заявил мне, что, приходя в отчаяние от притеснений, чинимых бернской миссией, он готов отправить еще один поезд через Германию. Я сказал , я, как и вся Россия, считает проезд через Германию подлостью. Но скажу откровенно, познакомившись с крупными гадостями и мелкими пакостями, которые чинились агентами старого режима за границей эмигрантам, я вполне уразумел тяжкое положение эмиграции и считаю своим долгом в самых резких выражениях заклеймить всех тех, кто превратил амнистию, провозглашенную для лиц, боровшихся против царского режима, в какое-то издевательство.

Что касается связи между германским шпионажем и лицами, проехавшими через Германию, то выяснение этого вопроса является крайне необходимым. Во время пребывания моего в Швейцарии я обратился к Цюрихскому эмигрантскому комитету с предложением представить мне список лиц, проехавших через Германию, комитет ответил мне, что поездка Ленина организована им самостоятельно, два же дальнейшие поезда организованы Цюрихским комитетом, и просил у меня времени для размышления. Затем сообщил мне, что не считает удобным сообщить список товарищей, проехавших через Германию, но указывает мне имена лиц, стоявших во главе поездов и проживающих ныне в Петрограде. Ни военный агент в Швейцарии, ни русская миссия гам же не знали имен проехавших через Германию. Ввиду сего препровождаю в подлиннике для г. министра-председателя с просьбою разослать в копиях министру внутренних дел, начальнику Генерального штаба и комиссару над б. Управлением петроградского градоначальства подлинный список лиц, проехавших через Германию во всех трех поездах, данный мне официально по требованию моему Стокгольмским комитетом помощи политическим эмигрантам, возвращающимся в Россию(2) Соответственные власти могут, ознакомившись с этими списками, коих, к моему удивлению, не было ни в Главном управлении по делам милиции, ни в Генеральном штабе(3) сделать соответствующие из них выводы.

Кроме того, должен сообщить, что в Швейцарии, отчасти Цюрихским комитетом, видимо, желающим доказать свою непричастность к германскому шпионажу, отчасти другими лицами, производится негласное дознание о лицах, действительно состоявших в сношениях с германскими агентами. Первоначальные данные этого дознания сообщены мною графу Игнатьеву 2-му в Париже, а лица, работающие по дознанию, поставлены мною в связь с генералом Головань в Швейцарии. Вместе с тем с чувством крайнего негодования докладываю Временному правительству о том факте, что 7/20 сентября были представлены уполномоченному в Швейцарии Ону материалы по дознанию о германском шпионаже для передачи немедленно мне, и г. Ону отказался эти материалы переслать мне. Имеющиеся у меня сведения хотя и содержат указание на некоторых лиц, но находятся в периоде разработки, и до получения задержанных г. Ону сведений из Швейцарии, я не могу считать полным имеющийся у меня материал(4) посему я покорнейше прошу г. министра иностранных дел телеграфно призвать к исполнению долга г. Ону.


ГА РФ. Ф. 324. On. 1. Д. 1. Л. 88-92, 106—107. Машинописная копия.

1 Полную копию «весьма секретного» Отчета С.Г. Сватикова на 148 листах см. в его личном фонде: ГА РФ. Ф. 324. On. 1. Отчет был прислан им в МИД 18 октября 1917 г. Выдержки из Отчета опубликованы в «Сборнике секретных документов из архива бывшего МИД. Издание Народного Комиссариата по Иностранным Делам, декабрь 1917 г.» (с. 177— 220) и в ж. «Красный Архив» (М., 1927. № 1(20). С. 25-38).

2 Стокгольмский комитет помощи политэмигрантам, возвращающимся в Россию, находился «в сношениях с центрами русской эмиграции», был составлен из русских эмигрантов и шведских политических деятелей (см. его устав, отчеты о работе, количестве политэмигрантов, «проехавших через Стокгольмский комитет»: ГА РФ. Ф. 508. On. 1. Д. 53. Л. 81—94). Председатель комитета инженер Фрумкин в сентябре привез все три списка проехавших через Германию в дипломатической вализе (получены были им от С. Багоцкого). Фрумкин был направлен в Петроград, по просьбе Сватикова, чтобы «поставить дело организации переселения эмигрантов на должную высоту» (РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 1957. Л. 139—140). По приезде он передал все документы в МИД, а оно, в свою очередь, для просмотра в ЦВПТКБ (было создано 1 августа), которое 19 сентября доложило, что, за неимением времени, успело снять копии только с некоторых документов (РГВИА. Ф. 2000. Оп. 13. Д. 213. Л. 13, 14), в том числе со списков «ленинского поезда» и «первого поезда Цюрихского комитета» (РГВИА. Ф. 2000. Оп. 13. Д. 37. Л. 1-7; Оп. 16. Д. 2413. Л. 428-433). На первой странице списка «первого поезда» 20 сентября сделана пометка начальником ЦКРО при ГУГШ: «Список политэмигрантов, приехавших в Россию. Препровожден для проверки выяснения возможной причастности к военному шпионству. Справка: материал добыт просмотром корреспонденции, присланной из Стокгольма председателем Стокгольмского комитета помощи политэмигрантам г. Фрумкиным. Просмотр производился Воен. почтово-телегр. контр. Бюро 17-го сентября. Пров, по арх. и на архив. 21IX». Вскоре «ленинский список» и список «первого поезда» из дипломатической вализы Фрумкина оказался 30 сентября в распоряжении Следственной комиссии (ГА РФ. Ф. 1826. On. 1. Д. 126. Л. 278, 281), а затем и Бурцева. При публикации «Списка пассажиров ленинского поезда» Бурцев поменял местами Сулиашвили и Ленина, поставив последнего на первое место; кроме того, в отличие от списка, переданного еще в апреле от французского агента, с искаженными фамилиями (31 политэмигрант), в бурцевском (28 политэмигрантов) отсутствуют трое взрослых: Сковно Рахиль, Косс Георгий и Гранасс Александр, но имеются фамилии двух детей. Список «первого поезда Цюрихского комитета» состоит из 65 членов РСДРП, 34 членов Бунда, 17 эсеров, членов других партий и «диких». Оба списка «германских путешественников» опубликованы Бурцевым под общим заголовком «К позорному столбу» («Общее Дело». Пг., 1917. № 17,18. 14,16 октября). Третий список (второго поезда, организованного Цюрихским комитетом) был сообщен в ГУГШ еще 7 июля (см. док. 18,22) и оказался для Бурцева недоступным.


Источник Попова, С.С. Между двумя переворотами : документальные свидетельства о событиях лета 1917 года в Петрограде (по французским и российским архивным источникам) / С.С. Попова. - М.: Ладомир, 2010. стр. 89-91, 385-386
Tags: 1917, Бурцев
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment