Ярослав Козлов (yroslav1985) wrote,
Ярослав Козлов
yroslav1985

Categories:

А. П. Ефимкин Отправка Временным правительством золота в Швецию

Уважаемые читатели, впервые в интернете, в свободном доступе, я размещаю статью А. П. Ефимкин Отправка Временным правительством золота в Швецию// Вопросы истории. 1988. №12. стр.105-110

ОТПРАВКА ВРЕМЕННЫМ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ ЗОЛОТА В ШВЕЦИЮ

А. П. Ефимкин*

С начала первой мировой войны и до Октябрьской революции золотой запас России значительно уменьшился из-за отправки золота за границу. Царским правительством в обеспечение получаемых кредитов[105] было послано золота в Англию на сумму 643,2 млн. рублей.(1) Временное правительство тоже широко прибегало к получению займов у Англии, Франции, США, Японии для финансирования растущих военных расходов. Но при этом в обеспечеиве заграничных кредитов им была отправлена лишь одна партия золота. Причем данная акция была осуществлена в необычной для подобных операции форме: «Пыталось Временное правительство самостоятельно заключить займы и в нейтральных странах, например, в Швеции, но, кажется, без всякого успеха... 20 марта Временное правительство решило командировать в Швецию по вопросу о заключении займа председателя правления Азово-Донского банка Б. Каменку. Результаты этой поездки нам выяснить не удалось».(2)
Между тем поездка Камонки в Швецию оказалась эффективной, а попытка Временного правительства получить кредит у Швеции — близкой к успеху. Такой кредит фактически был предоставлен, но правительство Керенского не успело его получить. Имеются воспоминания бывшего Главного комиссара — управляющего Народным банком РСФСР Я. С. Ганецкого «Ленин и национализация частных банков» («Пролетарская революция», 1926, № 6). Они неоднократно включались позднее в многотомные «Воспоминания о В. И. Ленине». Ганецкий сообщил ряд сведений об истории этого дела. Обычно специалисты ограничиваются констатацией факта отправки Временным правительством в Швецию золота на 5 млн. руб., отмечая, что она была осуществлена перед самой Октябрьской революцией.(3) Эпизод с отправкой золота в Швецию для обеспечения кредита в 30 млн. шведских крон упомянут в ленинской «Биохронике».(4)
Среди выявленных нами документов наиболее достоверный и полный источник для изучения данного факта — впервые вводимые здесь в научный оборот материалы дела «Об отправке в Швецию золота для обеспечения кредита, открываемого шведскими банками».(5) Это название было дано делу чиновниками Госбанка России в сентябре 1917 года. Ганецкий (Я. С. Фюрстенберг) писал: «В Петербурге в начале 1918 года я наткнулся в банке (бывшем Государственном) на какие-то таинственные документы, доказывающие, что перед самым Октябрьским переворотом было пывеэено из Питера в Стокгольм золото в слитках на 5 миллионов. Официально золото вывез Азово-Донской банк и депонировал в Шведском государственном банке». О ходе операции говорится кратко: «От добросовестных работников бывшего Государственного банка я узнал, что Азово-Донской банк как представитель копцерна русских банков выступал лишь формально, а фактически, по указанию Временного правительства, высылал золото Государственный банк. Мне при этом было объяснено, что золото вывозилось весьма конспиративно. Поезд с золотом из Нижнего Новгорода был направлен в Москву, а в пути маршрут был изменен на Петроград, куда поезд «особого назначения» прибыл ночью и тут же был передан на Финляндский вокзал, откуда тотчас же направлен в Финляндию для дальнейшей отправки в Швецию».(6)[106]
Каковы же были причины сугубо конспиративного способа отсылки золота в Государственный банк Швеции (Риксбанк)? Может показаться, что конспиративность объясняется тем, что перевозилось золото. В подобных случаях действительно операции не афишируются. Но тогда остается непонятным сиособ осуществления операции: для чего понадобилось отправлять часть металла из своего золотого запаса через посредство и под видом золота русских частных коммерческих банков? Напрашиваются два возможных варианта ответа.
Во-первых, Временное правительство хотело скрыть от общественности этот факт. Такой ответ может быть подкреплен ссылкой на протесты, раздававшиеся ранее в Государственной думе при отправке царским правительством золота в Англию. Во-вторых, Временное правительство решило образовать для себя за границей секретный финансовый фонд. «У нас, естественно,— писал Ганецкий,— зародилось подозрение, что Керенский, предвидя свой последний час, постарался вывезти «на всякий случай» крупную сумму».(7) Так же думают некоторые историки.(8)
Однако подобные варианты возможных ответов чисто умозрительны. Ни о предвидении Керенским «своего последнего часа», ни о переводе им для своих нужд золота в Риксбанк эта история не свидетельствует хотя бы потому, что она началась еще в марте 1917 года. Попытаемся проанализировать существовавшие в те годы методы финансирования впешней торговли в целом, условия на мировом рынке золота в частности. Основным внешнеторговым партнером Швеции была воевавшая с Россией Германия. Следовательно, правительству Швеции было невыгодно открыто предоставлять кредит военному противнику Германии. И все же это обстоятельство не является определяющим.
Главное — с началом первой мировой войны нейтральные страны, в том числе Швеция, запретили ввоз золота или существенно затруднили его. «Нейтральные страны, вовсе не приспособленные к снабжению огромных государств, столкнулись с грозной опасностью — лишиться всего необходимого для своих собственных граждан. Нужно было преодолеть трагедию царя Мидаса, и вот нейтральные [страны] выдвигают ряд мероприятия, направленных к ограничению вывоза товаров, к запрещению его, наконец, и к мероприятиям, ведущим к явному понижению ценности золота».(9) Лозупг «Защита золота!» сменился в этих странах лозунгом «Защита от золота!».
В воюющих странах был отменен размен кредитных билетов центральных банков на золото по довоенному паритету. В нейтральных же странах сделали противоположное. В феврале 1916 г. Риксбанк восстановил размен своих банкнот на золото, одновременно запретив обменивать золото на свои банкноты по фиксированному паритету 2480 крон за 1 кг чистого золота; «в дальнейшем шведы переложили гнев на милость и свободно брали в оплату за свои товары до 50% золота, но принимали его со скидкой, достигавшей 5%».(10) Шведские бумажные кроны стали более редкими, чем золото. Так Риксбанк защищал национальную валюту, побуждая воюющие государства ввозить в Швецию не золото, а товары потребительского и промышленного назначения, ибо во время войны золото не могло замепить для Швеции эти товары.
В упомянутом архивном деле отмечается, что тогда золото для вво[107]за в Швецию было запрещено.(11) Каменка 20 марта 1917 г. был командирован в Швецию для ведения переговоров о предоставлении Временному правительству кредита. Согласие же шведского правительства на открытие кредита России было получено почти через полгода. Нужно учитывать нараставшую в России революционную ситуацию, не замечать которую шведское правительство не могло. В тех условиях нет ничего странного, что оно пришло на помощь Временному правительству, проявив классовую солидарность с российской буржуазией.
Чтобы не создавать прецедента для других воюющих государств, Стокгольм не сделал официально исключения из принятых им решений, а просто согласился предоставить Петрограду кредит в кронах под обеспечение золотом. Вместе с тем шведское правительство официально оставалось в стороне от предоставляемого кредита. Ведь формально кредит открывал не Риксбапк, а частные коммерческие банки, причем не Временному правительству, а консорциуму российских частных коммерческих банков во главе с Азово-Донским. В результате создавалась видимость, что проведенной между двумя государственными банками операции как бы и не было.
Вот как осуществлялась вся операция. 9 сентября 1917 г. по Государственному банку было сделано распоряжение об отправке в Швецию 5 млн. руб. золотом в обеспечение кредита, «имеющего быть открываемым шведскими банками», а 21 сентября директор Отдела кредитных билетов и металлического фонда Госбанка России Г. Я. Пржигодский вошел к управляющему Госбанком И. П. Шипову с отношением: «На основании предложения г. министра финансов следует отправить по Финляндской железной дороге для следования через Торнео в Стокгольм транспорт золотых слитков. Для указапной надобности необходимо взять из Московской конторы Государственного банка русские золотые слитки на сумму 5.001.406 руб. 98 коп. Для упаковки означенных слитков в ящики и доставки их до места назначения я полагал бы командировать мл. техника Н. Д. Рождественского, делопроизводителя II разряда Р. Р. Нассокина и присяжного счетчика Г. П. Герасимова, с тем чтобы в помощь по упаковке ящиков в Москве были посланы от Отдела 7 счетчиков. Транспорт этот от Москвы до Петрограда будет следовать под наблюдением 4 чинов охраны Государственного банка, а от Петрограда до Торнео 8 чинов той же охраны».(12)
Шипов утвердил предложенный план. Рождественский был ему знаком: младший техник Отдела кредитных билетов и металлического фонда окончил петербургский Горный институт с дипломом инженера, хорошо знал дело и уже участвовал в операции по эвакуации золота из Петрограда в глубь страны, которую Госбанк России осуществил в начале первой мировой воины. В ходе той операции 17 и 19 июля (ст. ст.) 1914 г. были отправлены в Москву «особыми экстренными поездами в товарных вагонах» слитки золота стоимостью 107 млн. рублей. Золото поместили затем в Особую кладовую Московской конторы Госбанка в Большом Кремлевском дворце. Теперь часть зтого золота Рождественский должеп был срочно доставить в Петроград, а оттуда в Стокгольм. 23 сентября он прибыл в Москву, и вечером того же дня золото нужно было доставить на железнодорожный вокзал.(13)
234 золотых слитка весом 230 пудов 19 фунтов 85 золотников 12 долей (3874,181 кг) из петроградского Монетного двора упаковали в 59 ящиков и поездом повезли в столицу. Здесь ящики на грузовиках с Николаевского вокзала переправили на Финляндский и поместили в спальный вагон второго класса, который прицепили к курьерскому поезду Петроград — Торнео. По расписанию поезд отходил в 7 час.[108]40 мин. утра. Но в Торнео поезд прибыл без вагона с золотом, ибо тот 25 сентября был отцеплен и задержан на пограничной станции Белоостров комиссарами станционного комитета.(14) Их насторожили сопроводительные документы, которые предъявил Рождественский на «груз Государственного банка чрезвычайной важности и особой спешности».
Железнодорожным станционным комиссарам Временного правительства показалось подозрительным, что груз Государственного банка следует с сопроводительными документами частного Азово-Донского коммерческого банка. Убедить комиссаров в законности операции Рождественскому не удалось. Возможно, это дело посчитали тайным вывозом капитала (подобный вывоз к тому времени стал принимать в Россип широкие масштабы). Министерство финансов в начале октября даже констатировало недостаточность таможенных мер борьбы с вывозом частными лицами золота за границу.(15)
О непредвиденной ситуации Рождественский сообщил шифрованной телеграммой в столицу. И только после получения в Белоострове шифровки из Петрограда («Груз вывозу разрешен. Комиссар Хренов») вагон с золотом был пропущен в Финляндию, а 5 октября золото было доставлено в Стокгольм. На следующий день Рождественский посылает Пржигодскому шифрованную телеграмму: «После некоторого задержания пути золото благополучно прибыло Стокгольм вчера четверг. Ящики перевез Монетный двор для определения [веса и пробы] [Расписку] получу вторник. От всех слитков будут взяты пробы. Выдача окончательной расписки чистого веса предположена через месяц. Решил по получении первой расписки выехать Петроград. Окончательную расписку продложу отправить почтою».(16)
Ответом Пржигодского стала шифровка в стокгольмский отель «Континенталь», где остановился Рождественский. Ему предлагалось вернуться в Петроград сразу же по получении первой расписки с указанием веса и проб доставленного золота.(17) В Стокгольме оставался до окончательного оформления золота Нассокин. Подобная поспешность объяснялась необходимостью подготовить к отправке в Швецию следующие партии золота. Для получения кредита в 30 млн. шведских крон даже по официальному довоенному паритету Госбанку России нужно было вывезти более 12 т золота.
Рождественский возвратился в Россию и представил руководству Отдела кредитных билетов отчет о командировке.(18) На стокгольмском Монетном дворе слитки были взвешены. Из каждого слитка сделали по две вырубки для определения пробы. Эта процедура закончилась 11 октября, но оформление документов на полученный груз заняло более трех месяцев. В России тем временем произошла Октябрьская революция, а в Швеции все еще оформляли золото как принадлежащее Временному правительству. Официально оно было сдано через частпый «Энскильда банк», но расходы по приемке и хранению груза в сумме 6100 крон оплатил Риксбанк, он же выдал аванс в две тысячи крон Нассокину.(19)
После Октября следующие партии золота в Швецию не были отправлены. Временному же правительству так и не удалось получить в Шве[109]ции хотя бы часть кредита. Ганецкий, после того как он сообщил Ленину об отправленном в Стокгольм еще до революции золоте, вскоре был командирован туда «для зондирования почвы, нельзя ли получить нам обратно эти деньги». Его командировка завершилась успехом лишь наполовину: «Золота мы... не получили (оно и до сих пор не возвращено),—писал Ганецкий в 1926 году.—Но мы предприняли необходимые шаги для того, чтобы оно не досталось Керенскому и его братии».(20) На Генуэзской конференции 1922 г. в числе финансовых претензий, предъявленных советской делегацией странам Антанты, содержалось требование о выдаче золота, отнравленного царским правительством в Англию по финансовым соглашениям 1915 и 1916 годов. В числе претензий фигурировало также золото, отправленное в Швецию Временным правительством.
Финансовый эксперт советской делегации в Генуе Н. Н. Любимов, готовивший материал о претензиях к страпам Антанты, писал в 1924 г.: «Отдельной статьей является золото, высланное Временным правительством в 1917 г. в Швецию; но расчеты по этой неиспользованной сумме должны вестись отдельно».(21) Ленин посоветовал Ганецкому записать всю историю с отправкой золота в Швецию, сказав, что, возможно, она когда-нибудь пригодится. Но Ганецкий по каким-то причипам не сделал этого и впоследствии писал свои мемуары(22) по памяти.[110]

*ЕФИМКИН Андрей Петрович - кавдидат экономических наук, заведующий кафедрой политэкономии Горьковского медицинского института.

1. Финансовое совещание союзников по время войны (Доклады министра финансов П. Л. Барка).-Красный архив, 1924. № 5; Фиск Г. Финансовое положение Европы и Америки после войны. М. 1926; Сидоров А. Л. Финансовое положение России в годы первой мировой войны (1914-1917). М. 1960, с. 170.
2. Волобуев П. В. Экономическая политика Временного правительства. М. 1962, с. 373.
3. Любимов Н. Н. Баланс взаимных требований Союза ССР и держав Согласия. М. 1924, с. 41; Кладт А. Кондратьев В. Быль о «золотом эшелоне». М. 1966, с. 12.
4. Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника. Т. 5, с. 167.
5. Центральный государственный исторический архив (ЦГИА) СССР, ф. 587 он. 33, д. 449.
6. Воспоминания о В. И. Ленине. Изд. 3-е. Т. 3. М. 1984, с. 144, 145. В действительности никакого поезда с золотом из Нижнего Новгорода в Москву отправлено ве было. Значит, не было и изменения его маршрута.
7. Там же, с. 145.
8. Кладт А., Кондратьев В. Ук. соч., с. 12.
9. Солдатов Л. К, Революция ценности золота на мировом рывке и в России. М. 1924, с. 28.
10. Диль К. Золото и валюта во время и после войны. Пг. 1921. с. 140; Михалевский Ф. Золото в первой мировой войне.- Проблемы экономики, 1940, №10, с, 97
11. ЦГИА СССР. ф. 587, оп. 33, д. 449, л. 1 об.
12. Там же, лл. 1, 2-2об.
13. Там же, л. 13.
14. Там же. д. 180. лл. 1-1об.; д. 449. лл. 12, 14, 15, 21, 82.
15. Волобуев П. В. Ук. соч., с. 352.
16. ЦГИА СССР. ф. 587, оп. 33, д. 449, лл. 87, 31, 28.
17. Там же, л. 29.
18. Там же. лл. 31, 31 об. Впоследствии Рождественский активно сотрудничал с Советской властью, участвуя в эвакуации золота из Москвы и других городов в Казань и Нижний Новгород, был назначен заведующим московским Отделом кредитных билетов, потом заведующим Отделом кредитных билетов Народного банка РСФСР, работал в Валютно-фондовом отделе Госбанка СССР, на московском заводв акционерного общества «Союззолото».
19. Там же, лл. 31, 33, 38.
20. Воспомиппипя о В. И. Ленине. Т. 3, с. 145, 146.
21. Документы внешней политики СССР. Т. V. М. 1961, с. 298; Любимов Н. Н. Ук. соч., с. 41.
22. Воспоминания о В. И. Ленине. Т. 3, с. 144, 147.
Tags: 1917, Царское золото, статьи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments