Ярослав Козлов (yroslav1985) wrote,
Ярослав Козлов
yroslav1985

Categories:

Попова С. С. Франция и проблема возвращения врангелевцев в Советскую Россию в 1921 году

Уважаемые читатели, я и voencomuezd в память о Светлане Сергеевне Поповой http://yroslav1985.livejournal.com/28881.html , продолжаем размещать в живом журнале ее статьи http://yroslav1985.livejournal.com/29085.html .
Франция и проблема возвращения врангелевцев в Советскую Россию в 1921 году: Документы из архивов военного и морского министерств Франции / Публ. и коммент. С.С. Поповой // Россия и Франция, XVIII-XX века. - М.: Наука, 1998. - Вып. 2. - С. 241-271.

Франция и проблема возвращения врангелевцев в Советскую Россию в 1921 году: Документы из архивов военного и морского министерств Франции

продолжение, начало здесь http://yroslav1985.livejournal.com/39942.html

I
ШИФРОТЕЛЕГРАММЫ МИД ФРАНЦИИ А. БРИАНА
1
Морскому министру Франции
№ 158 Париж, 31 января 1921 г.
О репатриации русских беженцев
Отвечаю на телеграмму адмирала де Бона(1) относительно репатриации эвакуированных в Россию на условиях, предусмотренных в моей телеграмме № 192 от 19 января.(2) Риск задержания большевиками кораблей, на которых беженцы будут возвращаться в Россию, не должен стать непреодолимым препятствием. Морские власти в Константинополе могли бы отобрать среди русских кораблей самые малоценные или, как предлагает адмирал де Бон, реквизировать несколько турецких кораблей. Все попытки, предпринятые до настоящего времени во Франции по размещению эвакуированных в колониях или других государствах, ни к чему не привели. Репатриация всех добровольцев остается самым эффективным и самым удовлетворительным во всех отношениях решением.(3) Я вновь настаиваю на необходимости сделать все возможное для начала возвращения беженцев и обеспечения его успеха.

За: де Перетти де ля Рокка(4)

ЦХИДК. Ф. 198. Оп. 17. Д. 399. Л. 196.
1. Бон де, Фердинанд Жан-Жак (1861-1923) - вице-адмирал, главнокомандующий французской эскадрой в Восточном Средиземноморье.
2. ЦХИДК. Ф. 198. Оп. 9. Д. 18787. Л. 14 об., 15.
3. Эта фраза подчеркнута красным карандашом, на полях простым карандашом написано: "... а какие гарантии даются этим беженцам. Надо бы предварительно переговорить с Советами".
4. Перетти де ля Рокка де, Эммануэль (1870-1958) - дипломат, в 1921-1924 гг. руководитель департамента МИД Франции по политическим и торговым вопросам.

2
Верховному комиссару Франции в Константинополе генералу Пелле
№ 344 8 февраля 1921 г.
О возвращении в Россию части эвакуированных русских
Отвечаю на вашу телеграмму № 233.
Важно, чтобы репатриация в Южную Россию 7000 казаков с о. Лемнос, которые пожелали вернуться даже без получения гарантий, осуществлялась срочно. Риск задержания кораблей был бы компенсирован сокращением числа эвакуированных, которые находятся на нашем содержании. При условии, что ни одного француза не будет на борту этих кораблей. Я вам разрешаю вместе с адмиралом де Боном принять все меры, которые вы сочтете уместными. Прошу держать меня в курсе.

За: де Перетти де ля Рокка
ЦХИДК. Ф. 198. Оп. 17. Д. 399. Л. 239. Литографированная копия.

3
Генеральному резиденту Франции в Тунисе
№ 32 Париж, 9 февраля, 1921 г.
Об эмиграции русских беженцев в Алжир
Отвечаю на вашу телеграмму № 29.
7000 казаков, беженцев, находящихся на о. Лемнос, выразили желание возвратиться в Россию даже без гарантий. Приняты меры, чтобы обеспечить их репатриацию. Прошу довести это до сведения русских беженцев в Бизерте и назвать мне хотя бы приблизительно число тех, кто желал бы репатриироваться в Россию. Кроме того, согласно вашему пожеланию, вы можете проконсультироваться с правительством Алжира об условиях размещения там части эвакуированных, в частности земледельцев и специалистов.

За: де Перетти де ля Рокка
ЦХИДК. Ф. 198. Оп. 17. Д. 399. Л. 244. Литографированная копия.

4
Военному министру Франции Л. Барту
№ 192 Париж, 19 февраля 1921 г.
О репатриации русских
Верховный комиссар Франции в Константинополе сообщил мне, что 3 300 русских беженцев из лагерей на Лемносе и в Галлиполи погружены на пароход для отправки в Новороссийск. Буду признателен, если вы напомните вашим морским военным властям в Константинополе, что правительство очень заинтересовано в репатриации русских беженцев, и считает, что должны быть использованы все средства для ускорения и благоприятствования репатриации.

Бриан
ЦХИДК. Ф. 198. Оп. 17. Д. 399. Л. 319.

5
Письмо Военному министру Франции Л. Барту
№ 391 Париж, 28 февраля 1921 г.
В письме от 22 февраля с.г. Вы сообщили мне данные директора санитарной службы, который обращает Ваше внимание на антисанитарные условия нахождения эвакуированных из Южной России и на опасность, которую они таят. Имею честь сообщить Вам, что, учитывая предложения врача, майора 1-го класса Ортикони, считаю необходимым как можно скорее рассредоточить беженцев, сконцентрированных сейчас в районе Константинополя. Важно, чтобы наши военные власти в Константинополе всячески благоприятствовали скорейшему возвращению их в Россию и использовали все имеющиеся для этого средства.

За: де Перетти де ля Рокка
ЦХИДК. Ф. 198. Оп. 17. Д. 496. Л. 7.

6
Верховному комиссару Франции в Константинополе генералу Пелле
№ 597 Париж, 14 марта 1921 г.
Отвечаю на ваши телеграммы № 437-442.
События в России(5) не изменили намерений правительства в отношении остатков армии Врангеля. Поэтому одобряю Ваши намерения: следует добиться приезда во Францию генерала Врангеля и его штаба и поторопиться с возвращением в Россию эвакуированных из Крыма или их рассредоточением любыми способами. Кредит в 100 млн, запрошенный парламентом для оказания помощи эвакуированным и еще не утвержденный, уже намного превышен. Поэтому абсолютно невозможно продлить с 1 апреля помощь в снабжении, которую военные и морские власти оказывают эвакуированным из Крыма.(6)

Бриан

ЦХИДК. Ф. 198. Оп. 17. Д. 339. Л.373, 374.
5. Имеется в виду Кронштадский мятеж и его подавление.
6. Этот срок не раз отодвигался, последние пайки для русских беженцев были выданы 4 мая 1922 г. (ЦХИДК. Ф. 198. Оп. 9. Д. 18787. Л. 16).

II
7
Вице-адмирал де Бон - морскому министру Франции
Секретно
№ 208 ЕМОR/3 "Лоррен", 5 марта 1921 г.
Господин министр, в продолжение моей телеграммы № 816 направляю вам отчет о том, как была осуществлена первая попытка репатриации русских беженцев в Советскую Россию. Телеграммы главы правительства, которые Верховный комиссар сообщил мне, предписывали попытаться репатриировать беженцев армии Врангеля даже без гарантий. В моих телеграммах № 442, 463, 698 я изложил Вам свое мнение, что этот эксперимент невозможно осуществить на русском корабле, так как он будет наверняка задержан большевиками, и что поэтому предпочтительней использовать турецкий пароход, хотя тоже есть риск его конфискации. Телеграммой № 826 Вы одобрили это предложение. Поэтому, когда генерал, командующий оккупационным корпусом в Константинополе, сообщил мне, что первый контингент казаков готов к репатриации, я реквизировал турецкое пассажирское судно "Решид-паша", принадлежащее Sairi Sefain. Пунктом высадки был выбран Новороссийск, так как репатриируемые - выходцы из этого района. Русские власти в Константинополе считали, что у казаков больше шансов, чем у других беженцев, быть благожелательно встреченными Советами.
Уведомляя Вас о моем намерении телеграммой № 698, я не скрывал опасений в отношении этого переезда. Но стоит попытаться, так как если он закончится благополучно, то будет найден путь для беженцев, который мы не могли найти ни в каком другом месте, а это продлило бы сроки слишком обременительной для нас финансовой нагрузки.
11 февраля я передал радиопосту Николаева радиограмму, подписанную председателем комитета по репатриации в лагере Хадемкёй(7), в которой сообщил, что 2 тыс. разоруженных казаков направляются в Новороссийск и просят их принять.
Генерал Врангель, предупрежденный о намерениях французского командования, не высказал ло этому поводу никаких возражений. Он лично отдает себе отчет в том, что Франция не может больше нести эту нагрузку и что необходимо найти выход из создавшейся ситуации. Но его окружение или несколько офицеров из лагерей не осознают всей сложности этой ситуации и сожалеют, что армия постепенно расформировывается. Посадка в Мудросе на "Решид-пашу" 800 казаков-добровольцев привела к некоторым осложнениям, вызванным позицией ряда русских офицеров, и к недоразумениям между заинтересованными властями.
Из России не пришло никакого ответа, поэтому я повторил тексты телеграмм от 13 и 16 февраля, но напрасно. Так как приказы главы правительства были категоричными, а "Решид-паша" 16 февраля уже был готов к отправке, я снял с якоря этот пароход с 3300 невооруженными казаками, которые получили перед отъездом паек на 15 дней. Все пассажиры-добровольцы были предупреждены, что не имеют никаких гарантий от Советов, но тем не менее согласились уехать на этих условиях. Ни одного француза на борту не было. Капитан и экипаж были турецкими. Пароход шел только иод турецким флагом, капитан знал, что при приближении к русским берегам должен поднять парламентерский флаг.
Инструкции, переданные на "Решид-пашу" перед его отходом, прилагаются. Чтобы заинтересовать капитана в успехе предприятия, накануне отплытия ему по секрету было сказано, что после успешного завершения миссии он получит вознаграждение в Константинополе.
"Решид-паша" покинул Константинополь 16 февраля, в полдень. Капитан дал понять офицеру моего штаба, который отдал ему приказ к отплытию, что на судне все в порядке, русские пассажиры были очень спокойны.
Чтобы быть уверенным, что "Решид-паша" отправился именно в Новороссийск, я приказал "Дюшафо" эскортировать его. Эта канонерская лодка получила приказ не приближаться ближе чем на 40 миль к Новороссийску и оставаться в открытом море до тех пор, пока из перехваченных радиограмм не узнает, что "Решид-паша" достиг Новороссийска и готов вернуться в Константинополь, если Советы запретят вход в порт. Сведения, полученные из Батума 17 февраля(8), привели к изменениям инструкций для "Дюшафо": войти в порт Батум еще до сопровождения "Решид-паши" согласно условиям инструкций. Из телеграмм, перехваченных "Дюшафо", следует, что "Решид-паша" вошел в Новороссийск, но с тех пор никаких сведений о нем нет. Надеясь все-таки их получить, в Николаев была послана телеграмма с предложением отправить второй контингент. Эта телеграмма, как и предыдущая, осталась без ответа. Я пытаюсь различными путями получить информацию относительно "Решид-паши", но, чтобы быть уверенным в ее достоверности, вероятно, нужно дождаться возвращения в Константинополь одного из двух пароходов, находящихся сейчас в Новороссийске с коммерческими целями, - английского "Сезар" или эстонского "Люси". Поскольку "Решид-паша" так долго не возвращается, не следует, по моему мнению, возобновлять попытку, которую мы только что предприняли. Мы не можем рисковать новым кораблем. К тому же логично предположить, что, если большевики задержат корабли с русскими беженцами, они постараются их вооружить и использовать для увеличения своего флота, который намереваются создать на Черном море.
Я ищу другие способы отправки беженцев на большевистский берег, но пока мне не удалось их найти: нет торговых рейсов между Константинополем и Южной Россией; до настоящего времени только небольшие итальянские или греческие суда совершили несколько рейсов между турецким берегом и советской прибрежной полосой, скорее всего, это суда флибустьеров, пытающихся любой ценой незаконно получить прибыль. Большевикам нечего экспортировать. Чтобы придать вес шумной кампании но возобновлению экономических связей с другими странами, они свели свой экспорт к обмену товаров, которые принадлежат нашим согражданам или другим, в частности полякам, и которые они украли, когда дошли до портов Южной России. Торговые рейсы морем в большевистские порты не дают, таким образом, никаких шансов на успешную репатриацию русских беженцев. Поэтому нужно отказаться от репатриации до тех пор, пока мы не добьемся согласия на нее Советов.

де Бон

ЦХИДК. Ф. 211. Оп. 1.Д. 202. Л. 65-68. Оригинал. Машинопись.
7. Хадемкёй - один из лагерей, в котором размещались часть Донского корпуса и его штаб, - считался лучшим из чаталджинских лагерей по условиям содержания.
8. 17 февраля де Бон получил телеграмму, в которой сообщалось, что ситуация в Грузии обострилась. Он принял меры по концентрации французских кораблей в районе Батума. Кроме парохода "Дюнкерк", находившегося уже там. с учений в Мраморном море были отозваны "Вальдек Руссо" и "Сакалав" и из Зонгулдака "Сюнпп". По этой же причине "Дюшафо", эскортировавший "Решид-нашу" в Новороссийск, получил приказ оставить этот корабль и присоединиться к "Дюнкерку" (ЦХИДК. Ф. 211. Оп. 2. Д. 202. Л. 62-64).

III
8
№ 137 ЕМОR/3 "Лоррен", 12 февраля 1921 г.
Инструкция № 19 для капитана "Решид-паши"
I. "Решид-паша" выйдет из Константинополя, как только дирекция порта сообщит ему, что все русские пассажиры посажены и продовольствие погружено. Он должен взять курс на Новороссийск для высадки там пассажиров.
II. "Решид-пашу" будет зкскортировать французский сторожевой корабль, который с целью облегчения радиотелеграфной связи будет находиться в пределах 15 миль от русского берега.
III. При приближении к Новороссийску, по крайней мере в 40 милях от берега, капитан "Решид-наши" должен запросить разрешения на вхождение в Новороссийский порт, сообщив цель своего прихода, час прибытия и свою позицию.
IV. "Решид-паша" не должен приближаться более чем на 12 миль к русскому берегу, пока не получит разрешения через русский радиотелеграф. Когда это разрешение будет получено, капитан должен поднять белый парламентерский флаг и приблизиться к Новороссийскому соответственно прилагаемым правилам, сообщенным большевиками в коммюнике от 17 января.
V. Когда "Решид-паша" войдет в Новороссийский порт, капитан должен позволить русским пассажирам урегулировать процедуру высадки с местными властями. В отсутствие крайней необходимости пребывание "Решид-паши" в Новороссийске ограничено 48 часами.
VI. Как только высадка закончится, "Решид-паша" должен вернуться в Константинополь.
VII. Для пассажиров погружено продовольствия на 15 дней. Оно должно выдаваться только на текущий день.

За: капитан I ранга начальник штаба Вандье
Р.S. В течение всей миссии на корме "Решид-паши" должен развеваться турецкий флаг, и никакого флага не должно быть на верхушке мачты.

ЦХИДК. Ф. 211. Оп. 1. Д. 202. Л. 69.

9
№ 143 ЕМОR/3 "Лоррен", 14 февраля 1921 г.
Инструкция № 22 для капитана "Дюшафо"
I. Вы сниметесь с якоря одновременно с турецким пароходом "Решид-паша" для его эскортирования до Новороссийска. О дате и часе отплытия вам будет сообщено в предписанное время.
II. "Решид-паша", который получил прилагаемые инструкции, перевозит в Новороссийск первую партию русских беженцев, пожелавших возвратиться на родину. Ни одного француза на борту нет.
III. Ваша роль при эскортировании заключается в наблюдении, верно ли он держит курс на Новороссийск и сохраняется ли порядок на борту. Вы оба будете освещать дорогу своими прожекторами.
Радиотелеграфная связь с Советами должна осуществляться через "Решид-пашу", но, если он будет испытывать затруднения, эту связь будете осуществлять вы.
IV. Приблизительно в 40 милях от Новороссийска "Решид-паша" подтвердит советским властям известие о своем прибытии, сделанное через "Лоррен". Он будет ждать в открытом море разрешения Советов на вход. В течение этого времени вы будете держаться на рейде, не теряя его из виду.
Если разрешение на вход "Решид-паши" будет получено сразу и вы убедитесь, что все в порядке, отправляйтесь прямо в Батум. Если же запасы топлива не позволят вам проделать путь Новороссийск -Батум - Константинополь, то отправляйтесь напрямую в Константинополь.
Если будет получен отказ или если через 48 часов Советы не ответят, прикажите "Решид-паше" возвратиться в Константинополь и сопровождайте его до конца.
V. В отсутствие крайней необходимости не заходите в русские территориальные воды.
Учитывая, что мы крайне заинтересованы в успешной высадке русских с "Решид-паши", вы должны попытаться, используя свое присутствие, предотвратить любой инцидент с большевиками.
Если из Новороссийска в открытое море навстречу "Решид-наше" выйдет сторожевой корабль, держитесь от него на значительном расстоянии, чтобы не сорвать операцию.
В случае инцидента призовите на помощь "Дюнкерк", который будет ждать ваших сигналов в Батуме.
VI. Если вы встретите караван судов, который получил сигнал следовать в Анатолию под эскортом "Эден Рейса", наблюдайте за ним лишь издали, не проводя досмотра, пока он не присоединится к "Дюнкерку".
VII. По прибытии в Батум Вы перейдете в подчинение капитана III ранга командира "Дюнкерка".
"Дюнкерк" и "Дюшафо" останутся в районе Батума до нового приказа или до того момента, пока не израсходуют топливо, что вынудит их прийти в Константинополь. Им следует придерживаться инструкций для кораблей, находящихся на Черном море, и для стацио-неров в Батуме.

За: капитан I ранга Начальник штаба Вандье
ЦХИДК. Ф. 211. Оп. 1.Д. 202. Л. 70-71.

III
10
Шифротелеграмма генерала Шарпи, командующего оккупационным корпусом в Константинополе, в военное министерство Франции (в продолжение к № 3701/3 от 31 марта)
№ 3820/3 Штаб, 9 апреля 1921 г.
I. Пароход "Решид-паша", перевозящий 3595 беженцев, вошел в порт Одесса 31 марта. 2700 пассажирам с "Дона", пересаженным в Константинополе на турецкий пароход "Кизил Ирмак" для отправки в том же направлении, не было разрешено вернуться в Одессу. Советы требуют, чтобы французское правительство вступило в переговоры с советским правительством в Москве по урегулированию отправки в Россию русских беженцев из Крыма.
"Кизил Ирмак" будет стоять с пассажирами на рейде Beikos, как и пароход "Дон", до тех пор, пока это соглашение не будет заключено.
II. Врангель и его окружение ведут очень активную пропаганду, намереваясь доказать, что генерал Бруссо прибег к насилию, чтобы заставить беженцев с Лемноса отправиться в Одессу. В письмах маршалам Франции и Верховному комиссару в Константинополе Врангель обвиняет генерала Бруссо в нарушении инструкций французского командования. Пропаганда, которая ведется среди иностранцев, находит отклик, в частности среди американцев и англичан. Согласно надежным сведениям, Верховный комиссар США телеграфировал в Вашингтон, что беженцы, отправленные в Одессу, были посажены на пароход под угрозой французских штыков. Бесполезно говорить, что все это абсолютная ложь.
III. Направляю Вам по почте отчет генерала Бруссо о посадке на Лемносе, а также письма и прокламации Врангеля по этому поводу.

ЦХИДК. Ф. 198. Оп. 17. Д. 496. Л. 79-80.

11
Письмо генерала Шарли маршалу Фошу, председателю Военного комитета Антанты в Версале
Секретно
№ 3825/3 9 апреля 1921 г.
В продолжение моей шифротелеграммы № 3820/3 от 9 апреля 1921 г., копия которой прилагается, имею честь направить Вам копию следующих документов:
а) отчет генерала Бруссо, командующего гарнизоном на о. Лемнос, об эвакуации русских беженцев в Одессу;
б) отчет офицера-переводчика Шмитта, которому генерал Бруссо поручил посетить беженцев, погруженных на пароход, чтобы убедиться, что они действительно добровольцы;
в) письмо генерала Врангеля генералу, Верховному комиссару Французской Республики(9);
г) письмо генерала Врангеля маршалам Франции(10);
д) официальное коммюнике штаба генерала, главнокомандующего Русской армией(11);
е) приказ главнокомандующего Русской армией от 4 апреля 1921 г.(12);
ж) выдержка из радиограммы, отправленной большевиками из Москвы 5 апреля всем Советам и правительствам(13).
Анализ этих документов свидетельствует об очень активной пропаганде (об этом много раз сообщалось), которую ведет генерал Врангель, противящийся вопреки инструкциям французского правительства расформированию своей армии. Утверждения, содержащиеся в письмах и приказах генерала Врангеля, абсолютно тенденциозны и часто лживы. Они свидетельствуют о недобросовестности этого генерала и невозможности успешно с ним сотрудничать. В частности, в письмах генерал Врангель обвиняет генерала Бруссо. Я полностью одобряю поведение Бруссо и принятые им меры. Генерал Бруссо воспользовался особой ситуацией на Лемносе, чтобы без давления добиться массовых отъездов русских беженцев. На Лемносе действительно много казаков, которых к Врангелю привели их атаманы. Они в целом ничем не скомпрометированы и рассчитывают вследствие этого вернуться в Россию без риска быть наказанными.
На Галлиполи ситуация иная, поэтому комендант русских лагерей подполковник Томассен не может действовать аналогичным образом. Регулярные войска на Галлиполи в большей степени, чем казачьи войска, подчинены верховному командованию. В них состоит много офицеров и дезертиров из Красной армии, которые, чувствуя себя очень скомпрометированными, не склонны использовать возможности на репатриацию. Именно этим объясняется очень значительная разница в числе желающих вернуться на родину с Лемноса и с Галлиполи.

Ш. Шарпи
ЦХИДК. Ф. 198. Оп. 17. Д. 496. Л. 78, 104. Оригинал сопроводительного письма. Машинопись.
9. ЦХИДК. Ф. 198. Оп. 17. Д. 496. Л. 88-92.
10. Там же. Л. 93-96.
11. Там же. Л. 97-101.
12. Там же. Л. 102.
13. Там же. Л. 103.

12
Письмо генерала Бруссо генералу Шарли
Секретно
№ 190/8 Лемнос, 29 марта 1921 г.
Имею честь сообщить, что операции по отъезду добровольцев в Совдепию были проведены успешно, общее число отправленных составило около 6600 человек. Однако русские командиры ничем не брезговали, противодействуя нашей пропаганде. Как только меры по осуществлению отъезда, которые я держал в секрете, были им сообщены, начались прогулки по лагерю, торжественные речи, крики "ура", кабачок, короче - все, что используется ими для обмана своего впечатлительного племени.
Успех нашей акции в том, что мы действовали быстро, не оставляя русским времени сориентироваться. Наличие пассажирских судов, скорость эвакуации людей, средства самозащиты, созданные с помощью кораблей "Ажиль" и "Хова", во многом способствовали успеху. Этот опыт надо учесть для следующих операций такого рода. Конечно, люди, которые желают уехать в Совдепию, еще остались, могут появиться и другие желающие, но их, я думаю, не будет очень много.
Что касается Бразилии, то я не могу назвать ни одной цифры. Вопрос не созрел, и, с согласия генерала Абрамова(14), его решение я отложил (в ожидании ваших пропагандистских афиш) до того момента, когда волнения, вызванные недавними событиями, немного улягутся. Похоже, очень мало будет желающих с Кубани, с Дона больше, но все, естественно, хотят узнать подробности об условиях тамошней жизни, о работе и т.д. В любом случае, пока не будет объявлено о готовности транспорта, ничего серьезного нельзя предпринять.
К тому же я считаю, что еще один опрос, аналогичный тому, который мы только что провели, возможен лишь при условии, если мы используем силу или, по крайней мере, будем ею располагать и будем в состоянии ее использовать. Нужно обязательно отделить солдат от офицеров, которые их терроризируют, жестоко с ними обращаются и' несмотря на заключенные соглашения, все время становятся между ними и французским командованием. Итак, мы сможем начать опрос только отделив солдат от офицеров и располагая силой.
Я уже имел случай сообщить Вам о прискорбном влиянии атамана Науменко(15) на эти события. Его поступки всегда противоречили нашим намерениям. Это было бы еще ничего, если бы он сообщал казакам только правдивые факты, но именно он распространил лживый слух, что Америка взяла на себя содержание Русской армии. Нужно безотлагательно воспрепятствовать его поездкам и пребыванию здесь. Аналогичное дурное влияние на казаков оказывает командующий армейским корпусом Фостиков(16), еще более настроенный антифранцузски. Хотя было решено, что только один русский офицер будет сопровождать французского офицера, которому поручено выслушать мнения казаков, Фостиков явился во 2-ю дивизию с грозной свитой в 30-40 офицеров, терроризировал казаков и не давал им высказаться. Именно он вырвал из рук жандармов солдата, законно арестованного, под лицемерным предлогом избежать неприятных инцидентов. Потребовалось мое вмешательство, чтобы виновного доставили ко мне (прилагаю отчет капитана Мишле об этом инциденте(17)). Фостиков не выполняет большинство моих приказов и поощряет среди своих солдат франкофобские настроения.
Я убедительно прошу следить за ним в Константинополе, куда он должен отправиться на собрание командующих корпусами армии Врангеля.
Я хотел бы добавить, что его корпус очень недисциплинированный, что воровство и лень процветают там на глазах у командира, который пользуется мелкими кражами, совершаемыми нам во вред. Недопустимо, чтобы наш откровенный враг и впредь командовал корпусом.
Поведение генерала Абрамова внушает мне доверие. Опрос казаков в Донском корпусе проводился спокойно, и не было обвинений со стороны командиров, хотя они и высказывались по-разному.

Бруссо

ЦХИДК. Ф. 198. Оп. 17. Д. 496. Л. 81-83.
14. Абрамов Ф.Ф. (1870-1963) - генерал, командир Донского корпуса, после переезда корпуса на о. Лемнос - начальник Лемносской группы войск (см. о нем в ж. "Часовой". № 29, 443).
15. Науменко В.Б. - генерал, атаман Кубанской Рады на Лемносе.
16. Фостиков М.А. - генерал, командир Кубанского корпуса на Лемносе.
17. См. док. 13.

продолжение http://yroslav1985.livejournal.com/46616.html
Tags: Попова С. С., статьи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments