January 15th, 2015

П.И. Стучка о «деле большевиков»

Оригинал взят у Az Nevtelen в П.И. Стучка о «деле большевиков»
Стучка П.И. Страничка из дела о «возстании» 3—5 июля. I. «Агентурные сведения» — революционного правительства. // Правда. Пг., 1918. №20 (247), 8 февраля (26 января), с. 1-2.
Collapse )

Стучка П.И. Страничка из дела о «возстании» 3—5 июля. II. «Коронный свидетель» из дела Бейлиса. // Правда. Пг., 1918. №40 (266), 3 марта (18 февраля), с. 1-2.
Collapse )

Стучка П.И. Страничка из дела о «возстании» 3—5 июля. III. Русские и англо-французские «источники» контр-разведки. // Правда. Пг., 1918. №45, 9 марта (24 февраля), с. 2.
Collapse )
   Из всего сказанного, мы видим:
   1) Что прокурор палаты собирал материалы для обвинительного акта о «возстании 3—5 июля» задолго до этого (первая его заметка помечена 26-VI).
   2) Что и русские и англо-французские контр-разведчики по политическим (а только ли по политическим?) делам одинаково лгут и клевещут.

Последний прокурор петроградской судебной палаты С.В. Карчевский о «деле большевиков»

Оригинал взят у Az Nevtelen в Последний прокурор петроградской судебной палаты С.В. Карчевский о «деле большевиков»
Вышгородский А. (Шульц А.Э.). Последний прокурор петербургской судебной палаты о «деле большевиков». (От ревельского корреспондента «Сегодня»). // Сегодня. Рига, 1926. №56, 11 марта, с. 3-4.

   В газетах появились сообщения, что в Петербурге советская власть нашла дело Вр. Правительства о большевиках. По этому поводу ваш сотрудник имел беседу с ныне проживающим в Ревеле последним прокурором петербургской судебной палаты С.В. Карчевским. До революции Карчевский занимал пост прокурора саратовской судебной палаты; после революции министром юстиции Керенским он был назначен членом совета министерства юстиции, а когда Керенского на посту министра юстиции заменил Зарудный, Карчевскому был предложен ответственный в то время пост прокурора петербургской судебной палаты.
   — Я прежде всего хочу отметить, — начал свою беседу С.В. Карчевский, что найденное «дело», о котором шумит теперь вся печать, вовсе не является следственным делом о большевиках. По моему приказанию, все дело о большевиках велось в двух экземплярах под непосредственным моим наблюдением. Все протоколы допросов подписывались обвиняемыми на обоих экземплярах; весь материал, относящейся к этому делу, был также в двух экземплярах. Один экземпляр всего этого дела находился у судебного следователя по важнейшим делам Александрова, который вел это следствие, другой был в надежном месте у меня. Мне пришлось приказать вести это дело в двух экземплярах по той простой причине, что вся работа следствия велась под постоянным страхом возможного налета и ограбления следственного материала.Collapse )