Ярослав Козлов (yroslav1985) wrote,
Ярослав Козлов
yroslav1985

Category:

«Пересмотрите дело с баранами». Письма М.П.Томского В.И. Ленину. 1921 г.

«Пересмотрите дело с баранами». Письма М.П.Томского В.И. Ленину. 1921 г.

окончание, начало см. https://yroslav1985.livejournal.com/195703.html

№ 1

Ташкент. 23 июля 1921 г.(ₐ)

Уважаемый Владимир Ильич!

Убедительно прошу В[ас] данное письмо прочитать, ибо потраченное время избавит от многих недоразумений. Я сделал ошибку при отъезде, не побеседовав с Вами, не заручившись твердыми директивами, гл[авным] обр[азом] в отношении решительности курса новой политики для Туркестана, — отсюда некоторая моя нерешительность и наскоки консерваторов и автономистов, полагающих, что продналог и свобода обмена «не вполне применимы в туркестанских условиях» (Сафаров(1) и Шахновский), а «кооперация в Туркестане слаба, чтобы ей передать товарообмен» (Малютин, Наркомпрод).

Однако, я на компромиссы идти не намерен, ибо считаю, что в Туркестане нет таких условий, которые мешали бы осуществлению продналога. Здесь нужна будет моральная поддержка от Вас и твердость, ибо жалобы будут и с точ[ки] зрения «национального вопроса», и с т[очки]/7/ зр[ения] «восточной политики». Меньше обращайте внимания на запугивания и не забывайте, что я не головотяп и к разряду «устрашительных» администраторов не принадлежу.

Здесь есть тенденция (как и везде) как можно больше взять с Москвы и как можно меньше ей дать — все будут довольны и благодарны начальству и спокойны, а спокой здесь на Востоке любят.

Пример: ценные кожи, хлопок, шерсть и сортовое железо необходимое для шахт — раздаются кустарям, ибо нужна их политическая поддержка (не Советской] власти, а группе местн[ых] коммунистов]). Обратите внимание, что все, кроме железа, есть на вольном рынке в изобилии и по таким ценам, что, пожалуй, выгодно скупать и государству.

Отношение к сбору и отправке сырья в Москву — отвратительное. Надо, во-1-х, очистить Туркестан и Бухару от наличного хлопка и пр[очего] сырья и потом давить, это может значительно увеличить количество] сырья. Кустарям не давать — на вольном рынке всегда хватит для них за глаза. Это я буду проводить, но нужны значительные средства дензнаков и дать сюда достаточно денег — прямой расчет. Наркомфин надежный и ходу давать мы не будем.

С хлебом дело обстоит так, что я не уверен, не то его очень мало, не то много. Наркомпрода надо сильнее. Этот много уделяет внимания на «трения», да он и болен.

Во всяком случае, впредь до обнаружения излишков, при наличии денег, я нажму на вывоз хлеба из глуши Семиречья — нужны деньги и грузовики. Там хлеб есть. Обманывать не буду и не скажу сколько. Полагаю, что удастся выжать из Бухары еще 500 вагонов, хотя бы пришлось еще раз самому нанести туда визит. Не обращайте только внимания на визг дипломатов о «престиже» и т. п. глупостях — если мне будут давать за каждый визит 1/2 милл. пудов хлеба, я ездить буду, хотя поездка туда и бухарские банкеты вызовут расстройство желудка.

Политика по отношению Бухары не должна носить характер чрезмерного увлечения и заигрывания, практикуемые Москвой. Существующее правительство надо поддержать, но надо не давать им забывать (правительству), что мы их поддерживаем. Поэтому — левым коммунистам], как чистопробным авантюристам, поддержки не оказывать, но не выгодно давать их окончательно уничтожить. В общем, с Бухарой взаимоотношения здесь установлены и если Вы в Москве и Юренев(2) на месте не будете их портить, то с ними пойдет все хорошо.

Коминтерновское бюро и работу здесь необходимо ликвидировать как сплошную авантюру: литература посылается на ослах (ослами) через Памир, где находится наш отряд, о котором мы два года не имеем сведений! Сотни верст по горным тропинкам, «передача разбойничим племенам, котор[ые] имеют связь с революционерами» — сплошная романтика и выкачивание золота! То же с Афганистаном. С Персией хуже, ибо имеющаяся там партия не заслуживает доверия и, считая каждого разбойника революционером, подбрасывает их в Персию, что ведет к пограничным и дипломатическим осложнениям./8/

Состав Туркестанской партии — подмоченный. Большинству коммунизм не мешает быть «бравыми» мусульманами и держать жен под покрывалом. Ради Бога, не верьте Вы Коллонтай(3) и К° об освобождении восточных женщин — черное покрывало крепко отделяет их от всего мира. Есть коммунистки, но ... снять покрывало не решаются! Группировок в основном три мусульманских: Тюракулова(4), Бабаджанова и Рыскулова(5). Рыскулов и его группа весьма популярны и здесь наше первое разногласие с Сафаровым. Рудзутак(6), я и Петерс(7) полагаем, что гонения на Рыскулова надо прекратить по следующим] мотивам: 1) от автономизма (республ[ика] тюркс[ких] народов) он отказался и его национализм ни в чем не проявляется(8); 2) он гарантирует полное подчинение ЦК; 3) он умнее всех других, в его группе много дельных людей, он популярен, чего нельзя сказать об Атобаеве(9) и Тюракулове; 4) невыгодно оставлять в оппозиции не у дел группу коммунистов]. К сожалению, эти доводы не действуют на голову т. Сафарова и он содействует линии ЦК КПТ — голого замордования оппозиции вплоть до ЧК!

Следующий вопрос, т[ак] называемая] земельная реформа и политика в деревне. Я принял и согласился не только на репрессивные меры против русских деревень в Семиречье, кот[орые] обижают киргиз, но и на очищение деревень с кочевых путей киргизов, но я не согласен с т[ак] называемым] переучетом инвентаря, т.е. дележки имущества, скота и инвентаря кулаков (понятие здесь относительное) между киргизской беднотой. Это будет провал новой политики, ибо нельзя одновременно излишки делить и давать право свободного и т. д. Здесь в зародыше есть и их стараются развивать ... комбеды в лице союзов бедноты. Я считаю, что этим союзам мы не можем давать экономических подачек, а лишь политические привилегии. Решайте: комбеды и дележ излишков или ... новая политика и союз скотоводов купцов, которые при известных гарантиях обязуются пригнать 4 милл. голов баранов из Афганистана (спрятали от нас) и 5 милл. голов из Китая. Продналог на такой трест может обеспечить мясом Москву. Я за 9 милл. баранов!

Члены Туркбюро усиленно разговаривают о «восточной политике», много дискуссий и ...так жить нельзя. При общей восточной расхлябанности (Москва — идеал!) это окончательно разлагает все. Дисциплина слабая везде. Наладить можно, но надо отказаться от перемен руководителей и пестрых бюро. Мое предложение, которое я делал в здравом уме и весьма обдуманно, отбрасывая в сторону личные интересы: либо меня немедленно отозвать и назначить товарища], ко[торый] просидит на месте не менее 6—7 месяцев, не дипломата, а организатора, дав ему бюро со сплоченным большинством (Иоффе(10) не подойдет, в этом я убежден), либо твердо решить, что я остаюсь здесь не менее как 6 месяцев, на что я согласен в интересах дела (климат не по мне и условия гнусные), но дать мне бюро из твердых работников, отозвав Сафарова и Шахновского. Правдина в бюро ввести — с ним я сработаюсь. Петерс и Тюракулов могут остаться. Пятую кандидатуру обдумать. Гарантировать мне полную поддержку ЦК. Побольше доверия. При таких условиях и при достаточном количестве денежных знаков я сделаю очень многое за 1/2 года и думаю, что будет большой прок. Не забывайте, что я здесь/9/ полномочный представитель Совнаркома и направляйте их через меня, иначе я не гарантирую их выполнение. Если Вы потребуете, я охотно буду Вам давать ежемесячный доклад о положении дел. Быстрое решение и радикальное — необходимо.

С коммунистическим] приветом

М. Томский
РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 1403. Л. 1—3. Автограф.

№ 2

[Не ранее 11 и не позднее 23 сентября 1921 г.]

Уважаемый Владимир Ильич!

Меня так удивила телеграмма Брюханова(11), что я решаюсь беспокоить Вас еще раз с вопросом о баранах. Для меня эта телегр[амма] имеет лишь значение факта, подтверждающего мое убеждение, вынесенное из опыта, что наши экономич[еские] органы безусловно неприспособленны не только к новой, но и вообще к какой бы то ни было хозяйственной политике.

Позволю себе доказать В[ам] это на примере с злосчастными баранами. Брюханов пишет: «Сделка невыгодна в отношении цен и условий доставки». По «плану республики [в] текущий год довоенная цена барану принята в среднем два рубля пуд живого веса, причем при оплате закупок товарами таковые расцениваются три раза выше против довоенных цен. Исходя из этого расчета, указываемых В[ами] баранов надо оплачивать тремя-пятью арш[инами] мануфактуры, т.е. [в] 4—5 раз ниже В[аших] предположений».

Во-первых, я писал не о живом, а о чистом [весе], а это разница. Из живого выходит около 50% чистого. Если взять вес живой, то туркест[анский] баран (которого ни Брюханов, ни его спецы, очевидно, ни в «живом», ни в «чистом» виде не видели) имеет 2 1/2 — 3 [пуда] жив[ого] весу, из которых один курдюк содержит от 20 до 30 фунтов чистого жиру (здесь говорят «масла»).

Цена барана вертится (тройной проверкой) около 7—10 р. на золото, которое они охотнее возьмут, чем мануфактуру, беря средн. 8 [р.], где же тут «больше в 4—5 раз»? Несмотря на В[аши] усилия, Вам не удается выучить их считать!

Если в Москве все еще думают, что сделки совершаются по «плану» и «коэффициенту» (это теперь-то!), то будут и в следующем году варить щи с «коэффициентом», а не с бараниной!

Перейдем к мануфактуре и ее отношению к сельскохозяйственным] продуктам. Довоенные цены: ар[шин] мануф[актуры] 13 к., хлеб 80 к., хлеб = 6,1 мануф[актуры]. Следовательно, теперь 1 пуд хлеба = 6,1/3 = 2,1 арш[ина] мануф[актуры]. На самом деле уже слышно о таковых обменах и даже здесь отношение таково: 65 : 18 = 3,6. Переведите на барана и В[ы] увидите, какой вздор дают спецы на подпись комиссарам! Этот баран стоил до войны 7 р. 80 к., нам обойдется почти столько же./10/

Вывод: мною совершенные сделки я доведу до конца местными средствами. Заграничных баранов пусть покупает Внешторг, агентура которого стоит бешеных денег и дает мало толка. С Компродом ничего не выйдет, ибо торговать по «плану» никто не будет. Цены на фабрикаты сбиты. С купцами я прекращаю сношения и свою агентуру распущу. Я не пожалею труда, но заготовлю баранину в срок и найду транспорт.

Теперь вообще о Туркестане.

Хлеб. Дело плохо. У Наркомпрода Малютина дело не идет — с продналогом очень слабо. «Коренные» коммунисты портят его дело (и без этого неладное) травлей его лично и продов[ольственного дела] вообще, занимаясь разоблачением злоупотреблений. Бороться с этим злом нужно каленым железом, но много и так недовольных за «крутую политику» и боюсь, что не встречу поддержки Москвы, если буду твердо проводить линию ЦК. Продналога вряд ли соберем милл. 4 п[удов] и, хотя Турксоюз и обещает дать товарообменом до 10 милл. пудов, но у меня нет веры в них. Армия и железнод[орожники] снабжаются впроголодь, Ваше задание, которое я проводил с неслыханным здесь нажимом — выполнено лишь до сих [пор на] 60%!

Наряд Брюханова на сентябрь 250 ваг[онов] свидетельствует о полном непонимании местных условий. Перебиваемся со дня на день. Хлеб вывозится многочисленными организациями, чрезвычайно взвинчивающими цены. Отсутствие денег тормозит все. Проспали шелковую, фруктовую, виноградную и проспим хлопковую кампанию.

Денег для Туркестана жалеть не стоит, но со специальным назначением на оперативные расходы.

Бухара. По-прежнему саботируют с хлебом и клянчат денег и пр. Чем больше знакомишься с линией различн[ых] «коммунист[ических]» групп, тем хуже. Щеголяют один перед другим в русофобстве. Очень выгодно используют свое значение, безбожно надувая нас и политически, и экономически. Юренев пересолил и активно вмешался в их склоку броневиками. Иоффе выехал к нему на свидание, и я очень рад, что Иоффе будет распутывать этот клубок. Если пожелаете, то я могу особо подробно информировать В[ас] о Бухаре.

Фергана. Один видный курбаши перешел на нашу сторону, но это киргизский отряд и как это отразится на узбекской психологии, вопрос сомнительный. Я очень недоволен их «переходами», ибо за переходом сюда, следует «уход» туда! Перемирие с наиболее влиятельным курбаши — Курширматом окончилось боем. Наши сегодня начали действие. Вся Фергана — это «мерзость и запущение» и в советском, и в экономическом, и в партийном отношении. С трудом приходится преодолевать благодушное отношение коммунистов к басмачам. Без сильного военного нажима ничего не будет.

С приездом Иоффе атмосфера очистится, ибо он на месте увидел, что никакой «средней» линии быть не может. У меня с Иоффе по всем пунктам полное единогласие, ибо то, что я из осторожности не решался говорить — он в силу своей объективности говорит и довольно отчетливо. О своих впечатлениях он сообщит сам. Я желал бы, чтобы мне позволили на неделю приехать в Москву, не для политики, а для подробного выяснения целого ряда хозяйственных вопросов. Работать так оторвано тяжело, ибо по важным вопросам даже т. Молотова к проводу не допросишься./11/

/12/

/13/

Резюме: 1) Наркомпрод бюрократически срывает дело с обеспечением мясом.

2) Если не дать сюда крупного, спокойного продовольственника и достаточное количество дензнаков — Туркестан будет без хлеба.

3) Не пугайтесь твердой и жесткой линии, ибо помните, что я человек «мягкий», — здесь иначе нельзя, все расхлябано.

4) Осторожней с Бухарой, она доставит много хлопот. Ни с одной группой ссоры — неизвестно, кто пригодится в будущем. Ни одной, без крайней необходимости, поддержки против другой. Ни на копейку веры!

5) «Мирные» успехи в Фергане — эфемерны. Готовьте денег и ...солдат.

6) Не забудьте пополнить Турккомиссию, только не мусульманином (они неработоспособны), а таким, который бы дал мне возможность отлучиться на места, заместить меня — сейчас такого нет.

7) Разрешите приехать в Москву.

8) Усильте дензнаками — получите сырье.

9) Отпустите Турккомиссии хоть немного валюты на экстренные пограничные расходы. Турксовнаркому не отпускайте — истратят зря.

10) Пересмотрите дело с баранами — овчинка стбит выделки. «Планам» не верьте, они существуют только для чиновников.

Вольный рынок определяет эквивалент, но его можно регулировать.

С коммун[истическим] приветом

М. Томский
РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 1403. Л. 4—6 об. Автограф.

Примечания

а. Вх. № 9211 от 10 августа 1921 г.

1. Сафаров (Волин, Егоров) Г.И. (1891 — 1942) — член партии с 1908 г. С 1920 г. — член Турккомиссии. В 1921 г. член Тюркбюро ЦК РКП(б), затем с декабря отозван заведующим Восточным отделом Коминтерна, секретарь и член Президиума ИККИ. На X и XI съездах РКП (б) избирался кандидатом в члены ЦК РКП (б). В 1927 г. исключен из партии как троцкист, в 1928 г. восстановлен, в 1934 г. вновь исключен из партии.

2. Юренев (наст, фамилия Кротовский) К.К. (1888—1938) — деятель российского революционного движения, советский дипломат. Член партии с 1905 г. (в 1913—1917 гг. «межрайонец»). В 1917 г. председатель бюро Главного штаба Красной гвардии, член Петроградского ВРК. С 1921 г. полпред в Бухаре, Латвии, Чехословакии, Италии, Иране, Австрии, Японии, Германии. Член ВЦИК и ЦИК СССР. Необоснованно репрессирован; реабилитирован посмертно.

3. Коллонтай (урожд. Домонтович) А.М. (1872—1952) — советский партийный деятель, дипломат, публицист. Член партии с 1915 г. В 1917—1918 гг. — нарком государственного призрения. С 1920 г. — заведующая женотделом ЦК партии. В 1918 г. примыкала к «левым коммунистам», в 1920—1922 гг. — к «рабочей оппозиции». Первая в мире женщина-посол. С 1923 г. полпред и торгпред в Норвегии, в 1926 г. — в Мексике, с 1927 г. полпред в Норвегии, в 1930—1945 гг. посланник, затем посол СССР в Швеции.

4. Тюракулов Н.Т. (1893—1937) — член партии с 1918 г., в 1918—1919 гг. — секретарь Кокандского Совета, ревкома, член Ферганского облревкома, председатель ТуркЦИК. В 1920—1922 гг. — председатель Временного ЦК, Исполнит, бюро, секретарь ЦК КПТ, член Турккомиссии и Туркбюро ЦК РКП(б), РВС/14/ Туркфронта. В 1922—1928 гг. — председатель правления Центрального издательства народов Востока.

5. Рыскулов Т.Р. (1894—1938) — член партии с 1917 г., в 1919 г. — председатель Мусбюро КПТ, в 1920 г. — председатель ЦИК ТАССР, затем заместитель наркома по делам национальностей РСФСР, в 1920—1921 гг. полномочный представитель наркомнаца РСФСР в Азербайджане. В августе 1921 г. участвовал в работе VI съезда КПТ, осенью 1922 г. введен в состав Средазбюро ЦК КРП(б) и утвержден председателем СНК ТАССР (до февраля 1924 г.).

6. Рудзутак Я.Э. (1877—1938) — член партии с 1905 г. В 1920—1922 гг. председатель ЦК профсоюза рабочих транспорта, генеральный секретарь ВЦСПС, председатель Туркбюро ЦК РКП(б) и Турккомиссии ВЦИК и СНК РСФСР. С 1922 г. председатель Средазбюро ЦК РКП (б). В 1923—1924 гг. секретарь ЦК РКП(б), в 1924—1930 гг. — нарком путей сообщения СССР, с 1926 г. — заместитель председателя СНК и СТО СССР, член ЦК РКП (б) в 1920—1937 гг., член Политбюро ЦК ВКП(б) в 1926-1932 гг.

7. Петерс Я.Х. (1886—1938) — член партии с 1909 г. В 1920—1922 гг. член Туркбюро ЦК РКП(б), полномочный представитель ВЧК в Туркестане. В 1921 г. одновременно член Турккомиссии ВЦИК и СНК РСФСР, с 1922 г. член коллегии и начальник Восточного отдела ГПУ. С 1923 г. член ЦКК, с 1924 г. член коллегии НК РКИ.

8. В начале 1920 г. Т. Рыскулов выступил одним из главных инициаторов создания Коммунистической партии тюркских народов и Тюркской Советской Республики. Эти предложения отражали противоречивый характер становления коммунистических организаций и советской государственности в Туркестане, сложные взаимоотношения автономных органов власти с Турккомиссией. 29 июня 1920 г. ЦК РКП(б) принял решения «Об основных задачах РКП(б) в Туркестане». Идеи Рыскулова были отвернуты как ошибочные, но ЦК указал Турккомиссии на необходимость согласовывать свои действия, сотрудничать с органами власти Туркестана.

9. Лтабаев К. С. (1887—1937) — член партии с 1918 г. С сентября 1920 г. председатель СНК и одновременно председатель РВС Ферганской армейской группы войск. С декабря 1921 г. член Туркестанского бюро ЦК РКП(б).

10. Иоффе А.А. (1883—1927) — в социал-демократическом движении с 1890-х гг. В 1918 г. консультант советской делегации на переговорах в Брест-Литовске с Германией, член Петроградского бюро ЦК РКП(б), полпред в Германии. В 1919— 1920 гг. член Совета обороны, нарком госконтроля УССР. С 1921 г. заместитель председателя Турккомиссии ВЦИК и СНК РСФСР и член Туркбюро ЦК РКП(б).

11. Брюханов Н.П. (1878—1942) — советский государственный и партийный деятель. Член партии с 1902 г. Один из руководителей борьбы за советскую власть на Южном Урале. В 1921 — 1924 гг. наркомпрод, в 1926—1930 гг. нарком-фин СССР. Кандидат в члены ЦК в 1927-1934 гг. Член ВЦИК, ЦИК СССР. Необоснованно репрессирован. Реабилитирован посмертно./15/

Источник: «Пересмотрите дело с баранами». Письма М. П. Томского В. И. Ленину. 1921 г. // Исторический архив. 2000. № 4. С. 3-15
Tags: Ленин, статьи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments