Ярослав Козлов (yroslav1985) wrote,
Ярослав Козлов
yroslav1985

Мнения о болезни Владимира Ильича Ленина

28 февраля 2018 г. на интернет ресурсе Лента.ру было опубликовано интервью с главным врачем научно-медицинского геронтологического центра, неврологом и гериатром Валерием Новоселовым (См.: «Пока врачи молчат, власть их не трогает».Чем болел Ленин и почему это скрывают даже сейчас. https://lenta.ru/articles/2018/02/28/lenin/ ) . Темой данного интервью была болезнь и причины смерти В. И. Ленина. Валерием Новоселовым было высказано мнение о том, что у В. И. Ленина был менинговаскулярный сифилис головного мозга.

На основании данных упомянутых в интервью. конечно же нельзя сделать никаких выводов относительно того, прав ли Валерий Новоселов или же глубоко заблуждается. Кроме того, даже когда по данной теме Валерием Новоселовым будет опубликована книга, в ней будет высказано лишь его частное мнение и не более того.

Как верно заметил врач-психиатр М. И. Буянов: "медицина — дело тонкое, сколько ученых, столько и мнений, один и тот же болезненный признак можно трактовать и так и этак. И в отношении безвестных пациентов, и в отношении исторических личностей. И каждый ученый старается изложить свою точку зрения — даже если он и не очень убежден в собственной правоте"

Нужно отметить, что существует мнение специалистов, которые отрицают, что у В. И. Ленина был сифилис головного мозга. Ниже я хочу привести два примера такого мнения.

Замечу, что я специально привожу мнение специалистов, которые имеют совершенно противоположные взгляды по отношению как к большевикам, так и их лидерам. Думаю, что в данном случае не стоит заострять внимание на их политических взглядах, ведь интересно именно то, что они пишут о болезни В. И. Ленина.

Советский и российский кардиолог, доктор медицинских наук, профессор Евгений Иванович Чазов по данному вопросу пишет следующее:

"...в начале 1970 года, когда шла подготовка к празднованию 100-летия со дня рождения В. И. Ленина. Из каких-то источников Суслов, возглавлявший подготовку к празднованию юбилея, узнал, что будто бы некоторые антисоветские круги за рубежом хотят организовать провокацию путем публикации фальшивки, доказывающей, что В. И. Ленин страдал сифилисом и что это явилось причиной его ранней/159/ инвалидности и смерти. Подобная фальшивка была разоблачена еще в 20-е годы врачами, которые лечили Ленина. Только присущей Суслову перестраховкой можно объяснить его просьбу ко мне — вместе с ведущими учеными страны и теми, кто знает этот вопрос, подготовить и опубликовать материалы об истинных причинах болезни и смерти Ленина. Это должно было, по его мнению, предупредить различного рода инсинуации в отношении болезни первого главы Советского государства.

Первая трудность, с которой мне пришлось столкнуться, — найти материалы, связанные с ранением Ленина эсеркой Каплан в 1918 году, истории его болезни, заключения ведущих западных, (в основном австрийских и немецких) профессоров, дневники, которые вел медицинский персонал. По моей просьбе мне было предоставлено право пользоваться любыми архивами в нашей стране. Оказалось, что после 1924 года, года смерти Ленина, никто не интересовался подобными материалами. Наибольший интерес представляли архивы Института марксизма-ленинизма. Пожилая женщина-архивариус, небольшого роста, по внешнему виду типичная представительница старой гвардии большевиков, была неподдельно удивлена, когда руководство института попросило ее помочь мне в моих поисках. «Вот уж никогда не думала, что кому-нибудь когда-нибудь они могут понадобиться. Пойдемте, посмотрим, есть у меня один шкафчик, по-моему, в нем можно для вас кое-что найти». Каково же было мое удивление, когда в старом, запылившемся двустворчатом книжном шкафу мы нашли не только некоторые истории болезни, дневник, который постоянно вел фельдшер, но и гистологические препараты сосудов, сделанные после смерти Ленина. Эти препараты представляли для нас колоссальный интерес, ибо мы сами могли оценить характер патологического процесса, приведшего к смерти. И вот, вместе со стенографисткой я сижу в небольшой, выделенной нам комнате, диктую наиболее интересные факты и как будто погружаюсь в атмосферу так знакомых мне проблем болезни главы партии и государства. Болезни и смерти, которые были не просто человеческим горем, а событием, которое изменило судьбу партии, государства, народа.

Меня особенно поразили дневники фельдшера. Они велись в толстой, конторского образца книге старых вре/160/мен. Пытливый и аккуратный фельдшер, дежуривший в Горках, фиксировал не только медицинские параметры, но и обычные общечеловеческие проблемы, связанные с обыденной жизнью его пациента.

Меня не покидало ощущение заброшенности Ленина в последний период его жизни. Полный инвалид, потерявший речь, не способный жить без посторонней помощи, с часто меняющимся настроением вплоть до рыданий, он, конечно, по-человечески был труден для окружающих. Я представлял, сколько выдержала Крупская в этот период. Четко прослеживается трагедия Ленина в тот период и в том, что он чувствовал свою оторванность от жизни, от решения политических вопросов, пытался что-то сделать, но ничего не мог.

Сейчас трудно вспомнить с кем, кажется, с Орджоникидзе, у него произошел тяжелый разговор, в котором Ленин оспаривал решение, принятое в Политбюро. Однако разве можно назвать разговором общение человека, потерявшего речь, с другим человеком, пытавшимся доказать свою правоту. После ухода посетителя Ленин, понимая свое физическое и политическое бессилие, разрыдался. Это ли не трагедия — бессилие вождя революции.

У нас не оказалось проблем с установлением причин болезни и смерти Ленина. Клинические материалы, гистологические препараты, заключения специалистов в период болезни я представил ведущим ученым нашей страны, таким, как невропатолог академик медицины Е. В. Шмидт, патологоанатом академик медицины А. И. Струков. Материалы и заключение о характере поражения мозга представил организатор и директор Института мозга академик медицины С. Саркисов. Этот институт был создан после смерти Ленина специально для изучения его мозга. Все единодушно подтвердили диагноз, установленный в 20-е годы, — атеросклероз сонных артерий, явившийся причиной повторных инсультов. С позиции данных, которые в это время были получены у нас в Кардиологическом центре, относительно ранний характер поражения сонной артерии мы связали со сдавливанием этого сосуда гематомой, образовавшейся после ранения, которую вовремя не удалили. Никаких указаний на возможное наличие сифилитических изменений в сосудах и мозгу не было. Изумляло другое — обширность поражений мозговой ткани при относительно сохранившихся интеллекте, самокритике и мышлении./161/

Мы высказали предположение, что возможности творческой работы Ленина после перенесенного инсульта были связаны с большими компенсаторными свойствами его мозга. Такое заключение было подписано также и бывшим тогда министром здравоохранения СССР Б. В. Петровским. Однако именно последнее предположение не только задержало публикацию интересного, даже с медицинской точки зрения, материала, но и вызвало своеобразную реакцию Суслова. Ознакомившись с заключением, он сказал: «Вы утверждаете, что последние работы Ленина были созданы им с тяжело разрушенным мозгом. Но ведь этого не может быть. Не вызовет ли это ненужных разговоров и дискуссий?» Мои возражения и доказательства колоссальных возможностей мозговой ткани он просто не принял и приказал подальше упрятать наше заключение.

Я уже стал забывать об этом материале, когда лет через 8—9 мне позвонил Андропов (видимо, это было после появления нашумевшей в то время пьесы М. Шатрова) и спросил, где хранятся история болезни Ленина и наше заключение. Оказывается, Суслов вспомнил о нем и просил уточнить у Андропова, не знакомили ли мы кого-то с нашими данными. Когда я ответил отрицательно, Андропов попросил, чтобы все материалы, касающиеся Ленина и Сталина, были переданы в ЦК. Он очень удивился, узнав, что в 4-м управлении нет никаких материалов о болезни и смерти ни того ни другого./162/

(Источник: Чазов Е. И. Здоровье и власть. Воспоминания "кремлевского врача". М.: Изд-во "Новости". 1992. С. 159-162)

Советский и российский врач Михаил Иванович Буянов (биографические данные см.: http://m-buyanov.ru/ ) о болезни В. И. Ленина писал:

Сколько живу, столько слышу, что Ильич помер от сифилиса мозга. Став в 1962 году врачом-психиатром, я все эти годы собирал материалы о ленинской болезни и хотя их очень мало, но все же можно сделать определенные выводы.

Итак, был ли Ленин больным сифилисом вообще и сифилисом мозга в частности? От кого пошла информация (правдивая или клеветническая) о возможном венерическом заболевании основателя советского государства, кому эти слухи были бы полезны, кто был заинтересован в их распространении? Почему эти слухи по сей день имеют хождение?

Допустим, Ленин и в самом деле болел сифилисом — ну и что? Всякая болезнь есть страдание, человека за это надо жалеть, а не корить. Болезнь есть болезнь и любая болезнь, даже СПИД не должна бросать тень на человека. При жизни Ленина сифилис был весьма распространен — не так, как ныне грипп или насморк, но куда чаще, чем скажем, СПИД. Поэтому сифилисом болели самые разные люди: ничем не выделявшиеся в социальном отношении, художники и поэты, революционеры и контрреволюционеры, главы правительств. Мог и Ленин болеть сифилисом — как и любой иной человек.

Сифилис имеет много форм и проявлений. Чаще всего встречаются формы, когда болезнь внешне исчерпывается кожными проявлениями. Исключительно редко встречаются расстройства со стороны нервной системы. Еще реже бывают такие виды сифилитического поражения, которые нарушаю в первую очередь психические функции.

Болел ли Ленин сифилисом с кожными проявлениями, я не знаю и касаться этого вопроса не стану: даже если болел, то ничего позорного тут нет, значит, отважный мужчина был или ему просто не повезло. Кожный сифилис никак не отражается на психике, от него никто еще не умирал, не получал параличи и пр. А вот возможного сифилиса с поражением главным образом психических функций, я буду касаться — он в первую очередь и интересует всех.

Итак, был ли у Ленина сифилис с мозговыми нарушениями и как они, эти нарушения, если они были, отражались на умственных способностях Ильича?/60/

Ленин заболел в марте 1922 года, когда появились первые признаки болезни, доконавшей его. В декабре 1922 года наступило резкое ухудшение, а с марта 1923 года Ленин неудержимо шел к смерти.

Я не буду останавливаться на клинических проявлениях его заболевания, тем более, что история болезни Ленина, насчитывающая около 400 страниц, не опубликована.

Ленина консультировал В. М. Бехтерев (1857-1927), В. П. Осипов (1871-1947) и другие. Главным консультантом был невропатолог из Бреславля (ныне Вроцлав) проф. Отфрид Фёрстер (1873-1941), с марта 1922 года почти непрерывно находившийся при пациенте.

Из Германии был приглашен и известный психиатр Освальд Бумке (1877 - 1950). Лечение Ленина шло под постоянным контролем наркома здравоохранения Н. А. Семашко.

Психиатры выступали в качестве консультантов, основное же лечение проводили терапевты и невропатологи, среди которых были тогдашние светила Ф. А. Гетье (1863 - 1938), М. Б. Кроль (1879-1939) и другие. Из Германии были приглашены Оскар Минковский (1858 - 1931), Георг Клемперер (1865—1946), Адольф фон Штрюмпель (1852—1925) и многие другие. Всего зарегистрировано около 50 врачей, фельдшеров и медсестер, выхаживавших вождя революции. 8 — 9 врачей были приглашены из Германии, остальные были отечественные. Нанять немецких врачей в то время было удобнее и проще, чем медиков из других стран: вся Европа бойкотировала советскую власть, лишь с Германией были хорошие отношения, установившиеся после Генуэзской конференции. К тому же за немногим исключением немецкие врачи, приглашенные лечить Ленина, лояльно относились к большевикам.

На следующий день после кончины Ленина было опубликовано правительственное заявление, информировавшее о диагнозе врачей: «Общий склероз сосудов с особенно тяжелыми изменениями до степени обызвествления мозговых артерий, множественные и обширные очаги размягчения на почве артериосклероза, на почве напряженной умственной деятельности и наследственной предрасположенности к склерозу».

В том, что психиатры имели отношение к заболеванию Ленина, некоторые недоброжелатели узрели специфическую душевную болезнь вождя: дескать, не зря Ленина консультировали психиатры. Скажем прямо: психиатры консультируют людей с сотнями самых различных расстройств, не имеющих к психиатрии прямого или даже косвенного отношения. Стало быть, сам факт этот не играет никакой роли. Мало ли кто кого консультирует.

Когда я впервые услышал о так называемом сифилисе мозга Ленина, стал интересоваться, откуда пошел этот слух. Мои информаторы считали первоисточником слухов/61/ В. П. Осипова — на этом особенно настаивали известные ленинградские психиатры Владимир Николаевич Мясищев (1893—1973) и Георгий Викторович Зеневич (1902—1989). Последний рассказывал мне много интересного (мы с ним встречались на протяжении многих лет), но я решил все проверить сам.

В Ленинграде существовала Военно-медицинская академия Рабоче-Крестьянской Красной Армии и Флота. В этой академии была партячейка, задававшая тон среди курсантов. В 1923 — 24 гг. партийцы академии выпускали стенгазету «Наша трибуна», переросшую в журнал «Наша искра», который с 1929 года стал выходить как газета. В «Нашей трибуне» и «Нашей искре» публиковалось много статей и заметок коммунистов, примыкавших к зиновьевской оппозиции. После разгрома зиновьевцев все издания, в которых они печатались, решительно изымались из библиотек и уничтожались. Поэтому найти сейчас их нелегко.

В журнале «Наша искра» (1925 г., No 1 (13), с. 9—23) была опубликована статья уже знакомого читателям Виктора Петровича Осипова «Болезнь и смерть Владимира Ильича Ульянова -Ленина».

В 1927 году (No 2 (23), с. 236—247) в журнале «Красная летопись» В. П. Осипов напечатал еще одну статью — «Некоторые черты характера В. И. Ленина во время его болезни (речь проф. В. П. Осипова в третью годовщину смерти В. И. Ленина, 22 января 1927 г. на собрании Союза Работников Просвещения в Ленинграде)», в которой повторяются основные положения предыдущей статьи.

Во втором томе «Ленинианы» (М.-Л., 1927, с. 221 — 222), библиографическом справочнике, выходившем под редакцией Л. Б. Каменева, имеется указание, что В. П. Осипов еще дважды обращался к теме «Ленин во время болезни»: в тифлисской газете «Заря Востока» и в ташкентской «Правда Востока» были напечатаны его небольшие заметки об этом. Во всех четырех публикациях проф. Осипов демонстрирует свою симпатию к Ленину, подчеркивает достоинства пациента, его волю, сдержанность, мужество. И одновременно с этим он так описывает клиническую картину болезни, что у квалифицированного читателя возникает уверенность, будто Ленин болел апоплектической формой сифилиса мозга, хотя В. П. Осипов говорит об артериосклерозе. Иными словами, диагноз ставится один, а картина болезни приводится не совсем соответствующая диагнозу.

Читателям, надеюсь, понятно, что медицина — дело тонкое, сколько ученых, столько и мнений, один и тот же болезненный признак можно трактовать и так и этак. И в отношении безвестных пациентов, и в отношении исторических личностей. И каждый ученый старается изложить свою точку/62/ зрения — даже если он и не очень убежден в собственной правоте. Очень часто в трактовке специалистами тех или иных явлений важны намеки, умолчания, чрезмерные акценты. Мой очерк — не трактат о диагностике, я не касаюсь многих сторон проблемы болезни и смерти Ленина, я только хочу обратить внимание читателей на политические аспекты, на некоторые двусмысленности, несогласованности, неясности, на некоторые неубедительные выводы.

Какой же была картина болезни у Ленина? Можно ли опираться только на осиповские описания в ее трактовке? Заслуживает ли сам Осипов абсолютного доверия? Тот ли он человек, мнение которого может стать для читателей истиной в последней инстанции?

Откроем второй том «Курса психиатрии», созданного великим русским психиатром Сергеем Сергеевичем Корсаковым (М., 1913, с. 230 — 231), заглянем в любой учебник или научную монографию (хотя бы «Психиатрию», авторы О. В. Кербиков, М. В. Коркина, Р. А. Наджаров, А. В. Снежневский, М., 1968, с. 149-157), посвященную сифилису головного мозга, и сравним с осиповским описанием - все совпадает. Откроем в тех же книгах страницы, посвященные артериосклерозу. Где в осиповской истории болезни постоянная плаксивость, раздражительность, слабодушие, шаржирование прежних черт личности, нарушения хронологической последовательности, где эмоциональная лабильность, когда на чувствах больных можно играть как на клавишах?

Инсульты бывают при артериосклерозе только в сочетании с указанными изменениями личности — длительными, нарастающими, заметными. Ленин же и на съездах выступает и по-русски и по-немецки, он собран, сдержан, расчетлив, ни в чем не ошибается, все отлично контролирует, в его поведении нет ничего, что говорило бы о старческом одряхлении, угасании разума и души.

Читатели знают, как меняется психика у стариков — разве Ленин похож на подобных лиц? Когда был вскрыт ленинский мозг, оказалось, что весит он всего 1340 грамм, то есть имеет нормальный вес, хотя можно было предположить, что вес будет значительно больше.

Ленин умер не от старческого (хотя и преждевременного) угасания, а от какой-то мозговой болезни, протекавшей с потерями сознания, судорогами, образованием мозговых кист и т. д. — к такой мысли подводит читателей профессор Осипов.

Слово сифилис в статье не используется, но по описаниям клинической картины видно, что у пациента имеется то расстройство, которое тогдашние психиатры чаще всего расценивали как сифилис мозга (это особое расстройство, в корне отличное от прогрессивного паралича — еще одной формы сифилитического поражения мозга). От Осипова и пошла среди/63/ врачей легенда, будто Ленин - сифилитик, а от врачей - дальше, правда, возможны и какие-то иные источники подобных слухов.

Осипов - крупный психиатр, сотрудник В. М. Бехтерева, автор прекрасных книг по психиатрии. В общем авторитетный специалист. Не верить его мнению невозможно.

Однако в данном случае - я убежден в этом - Осипов выступал не как врач, а как политик. Но об этом позже.

Ленина лечили советские и германские врачи. Среди них были люди разных взглядов, судьба их в последующем тоже была неодинаковой. За ушедшие после кончины Ленина десятилетия могли бы быть опубликованы их мемуары. И они опубликованы. И ни в одном из воспоминаний нет намека на ленинский сифилис. Ни у Бехтерева (его можно было бы понять, ведь он был приверженцем большевиков, но Бехтерев был честным и прямым человеком, о болезни Ленина он много писал и нигде ни о каком сифилисе нет и речи), ни у Бумке, ни у Нонне.

Макс Нонне (1861 - 1959) был выдающимся немецким невропатологом, много и успешно занимавшимся сифилисом нервной системы. В 1971 году, посмертно, в Гамбурге вышли его воспоминания, написанные в конце 30-х годов. Назывались они «Приложение и цель моей жизни», то есть какова была цель жизни и на что потратил жизнь её обладатель.

Нонне сообщает, что «не было никаких данных о сифилисе. Несмотря на это в литературе можно обнаружить упоминания о том, что у Ленина был сифилис головного мозга или прогрессивный паралич».

Пишущий эти строки мог бы добавить, что в книгах о великих сифилитиках, как правило, фигурирует и Ленин, только на каком основании?

Освальд Бумке нас, читатели, интересует больше всего: уж он-то не промолчал бы о ленинском сифилисе, если бы тот был. Бумке - крупнейший немецкий психиатр. Начинал он свою карьеру как либерал, с годами резко поправел и кончил жизнь убежденным нацистом. Бумке - один из идейных вдохновителей эйтаназии, зверски проводившейся гитлеровцами. Бумке был ярым националистом, антисемитом, ненавидел Ленина, революцию, большевизм. В 1921-24 годах он заведовал психиатрической клиникой в Лейпциге, март-май 1923 года провел в Москве, где лечил Ленина. В 1927 году в Москве появилась на русском языке книга О. Бумке «Культура и вырождение». В следующем году в Одессе вышла еще одна его книга (совместно с Шильдером) «Современное учение о неврозах». В 1924-45 гг. Бумке руководил психиатрической клиникой в Мюнхене. В 1952 году - через два года после смерти О. Бумке - в Мюнхене вышла его книга «Воспоминания и размышления. Путь одного немецкого психиатра. Вме/64/сте с собранием высказываний». В книге 231 страница. В ней - среди прочего описывается пребывание в Москве и болезнь Ленина. Бумке считает, что у Ленина развился глубочайший склероз неясного происхождения, этот склероз поразил в первую очередь сосуды, а тонкие психические функции затронул мало. Бумке связывал склероз сосудов головного мозга у Ленина с наследственной предрасположенностью, с плохим питанием, большой психической нагрузкой, переутомлением. И ни слова о сифилисе.

А вот Осипов на это намекает. Насколько можно верить этим намекам?

В 1921 году Осипов был арестован Петроградской ЧК по таганцевскому делу, 61 человек были расстреляны (среди них и известный поэт Николай Гумилев), но Осипова отпустили. Отпустили по личному указанию Ленина («Ленин и ВЧК», М., 1975 г., с. 465). Пребывание в чекистских застенках переменило душу арестанта. Из тюрьмы он вышел сломленным человеком и с тех пор всячески подлизывался к большевистским вождям. В этот период Петроградом руководил Григорий Зиновьев — личность в высшей степени омерзительная, на его совести миллионы жизней. Дабы завладеть Кремлем, Зиновьев вступил в союз со Сталиным — таким же аморальным честолюбцем, как и Зиновьев. Позже к ним примкнул Каменев — человек более мягкий и покладистый, но одно время всецело стоявший на стороне блока Зиновьева со Сталиным.

Когда болезнь Ленина разыгралась не на шутку, его парализовало, и он лишился речи, указанная троица завладела всей властью. Триумвирам хотелось принизить значение вождя Октября, как-то бросить на него тень, сделать так, чтобы на ленинские указания не обращали особого внимания. Последние работы Ленина, продиктованные машинисткам, рассылались по партийным организациям, но одновременно шла и приписка: «Это не Ленин говорит — это его болезнь». Мол, не обращайте внимания. Поэтому большевики фактически не принимали всерьез предсмертные высказывания Ленина — в том числе и его «Завещание»: им уже внушили, что Ленин не в себе, мало ли чего он напишет в болезненном состоянии.

Триумвиры готовы были воспользоваться любой антиленинской информацией, готовы были раздуть ее, направить в нужное им русло. Запуганный Зиновьевым Осипов вполне подходил для такой роли. Купили ли его или он сам предложил свои услуги, я этого не знаю. Знаю только, что объективно Осипов сыграл на руку Зиновьеву-Сталину-Каменеву. И Сталин этого не забыл: Осипова без кандидатского стажа приняли в ряды ВКП(б), он занял все посты после смерти Бехтерева (об обстоятельствах смерти В. М. Бехтерева отсылаю читателей к «Учительской газете» от 15, 17 и 19 ноября/65/ 1988 года). Ленинградские психиатры и по сей день считают, что Сталин покровительствовал Осипову.

Во главе большевистского государства стояли люди в массе своей безнравственные. Они постоянно ссорились друг с другом, вступали в коалиции, чтобы кого-то снять, а кого-то назначить, подсиживали друг друга, не останавливались ни пред какой пакостью, если представлялась возможность ее сделать товарищу по партии. Это была в полном смысле слова шайка разбойников, задурившая массам головы, наобещавшая им с три короба, а сама думавшая только о собственной власти. Пока Ленин был жив (а он по уму своему и энергии стоял на много голов выше своих сподвижников), они побаивались вождя, а когда умер — все стало позволено, запреты исчезли. Это были бандиты — нужно сказать правду — это были настоящие бандиты. И то, что они делали со страной при жизни Ленина, и то, что делали после его смерти, — все это подтверждает мое определение. И по отношению к Ленину они поступили, как бандиты. Поверженного смертью своего вождя они обозвали сифилитиком и нашли для подтверждения этого авторитетного психиатра, до этого замордованного и перепуганного пребыванием в чекистских застенках.

Истории болезни Ленина я не видел и поэтому будем исходить из того, что уже напечатано, что ясно, если подходить к болезни Ленина с сугубо медицинской стороны. Я не буду касаться того, что не интересно неспециалистам. Скажу только главное: пока нет существенных оснований, чтобы утверждать, будто у Ленина была болезнь, называемая сифилисом мозга — у него не было психоневрологического заболевания, вызванного сифилисом и только им одним.

Но ведь Осипов-то описывает Ленина как сифилитика!

Сифилис мозга — одна из разновидностей органического поражения головного мозга. Артериосклероз — еще один вариант этого поражения. Между ними много общего. Злоумышленник легко сможет сместить акценты и тогда будет не артериосклероз, а сифилис мозга.

Я не верю описаниям, данным В. П. Осиповым. Они двусмысленны, уж очень видно желание автора заставить читателей-психиатров думать о сифилисе мозга, независимо от того, был ли он на самом деле. Статья В. П. Осипова ничего не утверждает, она только вызывает сомнения и в этом была ее задача.

В. П. Осипов — автор уже известной читателям статьи «О контрреволюционном комплексе у душевнобольных», статьи по меньшей мере двусмысленной с моральной точки зрения. Осипов пользовался всех удивлявшей благосклонностью тирана. Его никогда не преследовали, награды сыпались на Осипова как из рога изобилия. Он был награжден двумя/66/ орденами Ленина, орденами Боевого и Трудового Красного знамени. В 1933 году стал заслуженным деятелем науки РСФСР.

Проф. Осипов опубликовал около 190 работ.

У пишущего эти строки нет прямых оснований утверждать, что Осипов исполнял указания Зиновьева-Каменева-Сталина о дискредитации Ленина с помощью туманных намеков на ленинский сифилис, но сбрасывать со счетов такой сюжет нельзя.

— Какое нам дело, — скажет читатель, — был ли Ленин сифилитиком или нет. Главное — его политика, а она была формой геноцида.

— От чего умер Ленин, не так существенно в политическом смысле слова, — отвечу я. — Однако для ученого нет запретных тем, нужно изучить все, что еще неясно. И поэтому необходимо исследовать все, что связано с именем Ленина.

В конце 60-х годов в ЦК КПСС была создана специальная врачебная комиссия, которая должна была решить, от чего умер Ленин. Труды комиссии были засекречены, но у каждого члена комиссии были свои друзья и знакомые, а у тех — свои: мне, например, было определенно сказано, что никаких данных об отравлении Ленина или инфекционном заболевании в истории болезни не существует. Речь идет о том, что склероз сосудов головного мозга с частыми параличами был вызван теми же факторами, о которых сообщал О. Бумке, а также неблагоприятным влиянием, которое оказало на Ленина ранение в августе 1918 года. Пули, пущенные Каплан, повредили сосуды шеи, в результате этого кровоснабжение головы было нарушено и это привело к быстрому и катастрофическому обызвествлению головного мозга. Так это или не так — сейчас трудно сказать, не видя пациента и не читая его истории болезни. Но будем исходить из того, что нам доступно. Психическая болезнь не возникает ни с того ни с сего, она имеет разные этапы развития, всякое безумие имеет свою систему; это только невеждам мнится, будто системы нет: неси всяческую чушь и тебя сочтут сумасшедшим. Всякий психиатр познает не только формы лечения болезни, но и виды динамики клинических проявлений болезни — к этому и сводится мудрость медика.

О Ленине мы знаем мало (возможно, что никогда ничего достоверного не узнаем), но будем исходить из здравого смысла./67/

(Источник: Буянов М. И. Ленин, Сталин и психиатрия. М.: РОМ-Л. 1993. С. 60-67)

Хочу выразить благодарность лично Софье Иосифовне Высоцкой и сайту http://m-buyanov.ru/ за предостовленный материал из книги "Ленин, Сталин и психиатрия".
Tags: Ленин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments