Ярослав Козлов (yroslav1985) wrote,
Ярослав Козлов
yroslav1985

Category:

Факт знакомства с Лениным был тайной



О том, что его отец часто общался с Лениным, казанский инженер-авиаконструктор Михаил Капелюшник узнал совершенно случайно. И до сих пор пропуск в Смольный, выписанный на имя Израиля Капелюшника в 1917 году, - одна из самых дорогих семейных реликвий. «КВ» побывали в гостях у Михаила Израилевича и узнали подробности этой удивительной истории.

- Жили мы очень скромно. Вся семья ютилась в 11-метровой комнатке в полуподвальном помещении, где не было ни воды, ни туалета. Отец был малоразговорчивым, сдержанным человеком. И когда в 1970 году в стране широко отмечали 100-летний юбилей Ленина, папа вдруг сказал: «Слушайте, а почему молчат о человеческих качествах Владимира Ильича? Ведь он был таким добрым, чутким человеком».

Мы с братом удивились: «А ты откуда знаешь, каким человеком был Ленин?» «Да мы с ним постоянно общались», - спокойно ответил папа. Мы были потрясены: как? где?

И только после наших настойчивых расспросов папа рассказал, что в 1917 году он работал в охране Смольного, где располагалось правительство. Тогда ему было 27 лет. Ленин всегда с ним здоровался за руку и звал по имени-отчеству.

Во время войны 1914 года папа был ранен в ногу. После операции нога стала на 5 сантиметров короче другой, он сильно хромал. И однажды Ленин сказал: «Израиль Исаакович, вам трудно ходить с раненой ногой. Вам нужны протезные ботинки». Пришли люди, сняли мерки, и вскоре папе принесли специальные ботинки, - вспоминает Михаил Израилевич. - Как мы ни старались, больше никакой информации от папы узнать не удалось. Пришлось самим провести настоящее расследование. Я написал письмо в архив Музея Октябрьской революции с просьбой разыскать документы об участии Израиля Исааковича Капелюшника в работе Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. Мне пришел ответ, что на частные письма они не отвечают. Тогда обратился в отдел социальной защиты Бауманского района Казани. Рассказал им эту историю, и они от отдела соцзащиты послали в архив официальный запрос.

- И как события развивались дальше?
- Месяца через полтора мне позвонили и пригласили в отдел соцзащиты. Захожу в кабинет начальника. Он поднимается из-за своего длинного стола и как закричит на меня, 42-летнего мужчину, уважаемого инженера: «Сволочи вы, а не дети! Если бы это было в моих силах, выслал бы вас из Татарии!»

Я растерялся от такого приема. Не понимаю в чем дело и не знаю что делать. Наконец начальник немного успокоился, достал объемный пакет с архивными документами. Это был ответ из Ленинграда. Оказалось, что отец был избран депутатом Петроградского Совета. К тому же он был членом Чрезвычайной комиссии по учету имущества царской фамилии и членов правительства. А ведь папа не закончил ни одного класса школы, правда, читать и писать умел. 5 августа 1920 года пошел добровольцем защищать Петроград. В списке добровольцев имя Израиля Капелюшника значится под номером 2.

- А начальник отдела соцзащиты объяснил, почему накричал на вас?
- Да, он был возмущен тем, что такой уважаемый человек, который был лично знаком с самим Лениным, живет в полуподвальной комнатке, получает пенсию 52 рубля, а два взрослых сына только по чистой случайности узнали, что у них такой отец!

Моментально были посланы документы на назначение отцу республиканской пенсии. Она по тем временам была солидная - 150 рублей. Вскоре к нам домой пришел зампредседателя горисполкома: «Израиль Исаакович, пойдемте выбирать новую квартиру». Так мы переехали из полуподвала в двухкомнатную квартиру.

- А из какой семьи был ваш отец и как он попал в Смольный?
- Они жили в Латвии. Глава семьи был печником. Мой папа - самый старший сын в этой бедной многодетной семье. В 1903 году, когда ему исполнилось 14 лет, он уехал в Петроград учиться на портного. Устроился на квартире у хозяина. Тот платил ученику 3 рубля в месяц, из них 1,5 рубля оставлял себе за жилье и еду, а остальные 1,5 рубля парень высылал родителям.
Во время войны 1914 года отец был мобилизован в армию. Во время Брусиловского прорыва его серьезно ранили в ногу, и с тех пор он сильно хромал. После Октябрьской революции оказался в Петрограде и служил в охране Смольного.

- А какие-нибудь документы с той поры у вас в семье сохранились?
- Мы нашли трудовую книжку папы с подлинной подписью Ленина. Это были первые трудовые книжки, введенные в революционном Петрограде. Еще нашлась маленькая фотография отца 6 на 9 сантиметров. На обороте написаны его имя, фамилия, стояла печать Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. Это оказался пропуск в Смольный.
К нам приезжали из Москвы, из Музея Октябрьской революции, и выпросили трудовую книжку папы и удостоверение с подписью Ленина. Дома остался только вот этот пропуск в Смольный.

- Удивительная история, она может стать сюжетом для настоящего исторического романа...
- Я решил написать книгу воспоминаний и уже работаю над ней. Хочется закончить книгу и увидеть ее напечатанной. Не знаю, успею ли? И смогу ли найти тех, кто поможет издать книгу? Мне сейчас 90 лет. В моем возрасте каждый день - подарок судьбы, которого завтра может и не быть.

Михаил Израилевич Капелюшник, так же как и его отец, воевал. В его жизни была Великая Отечественная война. Он был мобилизован в 1941 году, когда ему исполнилось 19 лет. Так же как и отец, был тяжело ранен. Врачам чудом удалось спасти ему жизнь и правую руку, которую сначала собирались ампутировать. Михаил Израилевич научился писать левой рукой. Более того, он закончил КАИ и стал известным инженером-авиаконструктором.

Почти 50 лет проработал на Казанском моторостроительном заводе начальником конструкторского бюро. Участвовал в разработке вертолета Ми-8 и самолета Ту-104. Его новаторские идеи помогли повысить ресурс двигателей и экономию топлива. У Михаила Израилевича замечательная семья. Жена, дочь и зять - доктора наук, профессора. Внук - кандидат наук.

Источник: Ольга Иванычева. Факт знакомства с Лениным был тайной // Казанские ведомости. №164 от 08 ноября 2012 г. http://kazved.ru/article/42046.aspx


История вторая. Об отце

Отец Капелюшника был очень замкнутым человеком. Он практически ничего не рассказывал о своей молодости. Но однажды Михаил Израилевич услышал от него удивительную историю.

Когда отмечали столетнюю годовщину со дня рождения Ленина, Капелюшник-старший услышал по радио передачу, в которой повествовалось о вожде мирового пролетариата. Вдруг старик (ему тогда было за семьдесят лет) оживился и спросил: почему-де никто не рассказывает о личных качествах Ленина? А ведь он был чутким и внимательным человеком.

- Мы с братом переглянулись, - вспоминает Михаил Израилевич. - И я спросил: "А откуда тебе знать?" "А как же, - продолжал отец, - первые протезные ботинки мне сделали по указанию Ленина. Он всегда здоровался со мной, интересовался здоровьем". Изумлению нашему не было предела.

Семейные посиделки с пересказом глубоких преданий в нашей семье не приветствовались. Тем не менее о происхождении отца мы, конечно, знали. Он родился в Прибалтике, в очень бедной семье. Когда ему исполнилось пятнадцать лет, уехал учиться портняжному делу в Санкт-Петербург. Тогдашние порядки в стране не позволяли евреям жить в крупных городах, а тем более в столице. Однако всяческие запреты снимались, если человек нанимался в подсобные работники или чернорабочим.

Вот и Израиль Капелюшник, избрав непрестижное ремесло портного, немало облегчил себе судьбу. В столице он поселился у хозяина, который забирал у него в счет оплаты за наем комнаты половину заработка. Другую половину Израиль высылал родителям. Хоть и жилось юноше несладко, однако годы упорного труда не оказались напрасными. Постепенно Израиль Исакович выбился в мастеровые.

А когда началась война с Германией, подался в политику. Симпатизировать революционерам Капелюшника вынуждали обстоятельства. Дела на австрийском фронте были столь плохо, что только подпитывали пораженческие настроения.

Во время Брусиловского прорыва в 1916 году Израиль был тяжело ранен. После операции одна нога стала короче другой. Физический недостаток усугубил и без того незавидное его положение. Тем более что он еще теснее сблизился с большевиками. Зато после Октябрьского переворота сразу же оказался в Петрограде, служил в охране Смольного.

И именно там, как выяснилось, и познакомился с Лениным.

Остальные сведения об отце Михаилу Капелюшнику пришлось добывать в архивах. Михаил Израилевич обратился в Ленинградский городской архив с запросом относительно сведений, о которых поведал его отец. Присланный оттуда ответ нарисовал любопытную картину.

Летом 1917-го от группы увечных воинов Израиль Исакович Капелюшник был избран депутатом Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов. Для защиты города в феврале 1918 года ушел на фронт - на сей раз добровольцем. Небезынтересно, что в списке добровольцев он значился под порядковым номером "два". После демобилизации и возвращения был назначен членом комиссии по чрезвычайному учету имущества царской фамилии и членов Временного правительства. В его служебном удостоверении стояла личная подпись Ленина. А в августе 1919 года Израиль Исакович стал членом РКП(б) и состоял на учете в Первом городском райкоме большевиков Петрограда.

Когда все это стало известно, Капелюшнику-старшему за его заслуги назначили персональную пенсию и выделили двухкомнатную квартиру, куда семья переехала из коммуналки.

Источник: Андрей Лебедев. И неугомонный характер в награду // Республика Татарстан. № 1-2 (25857) от 07.01.2007 http://rt-online.ru/p-rubr-obsh-38089/
Tags: Ленин, статьи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments