Ярослав Козлов (yroslav1985) wrote,
Ярослав Козлов
yroslav1985

Categories:

Злоказов Г.И. Новые данные о Приказе № 1 Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов

НОВЫЕ ДАННЫЕ О ПРИКАЗЕ № 1 ПЕТРОГРАДСКОГО СОВЕТА РАБОЧИХ И СОЛДАТСКИХ ДЕПУТАТОВ

Г. И. Злоказов

продолжение, начало http://yroslav1985.livejournal.com/148809.html

Председатель военной комиссии Б. А. Энгельгардт встретил солдатских представителей, среди которых находился Кудрявцев, враждебно. Он отказался издавать такой манифест, потребовал возвращения солдат в свои части и подчинения командному составу. Как пишет Кудрявцев, это заставило «солдатский актив Февральской революции искать другой выход в интересах революции». Солдаты собрались на свое первое заседание в Совете (имеется в виду заседание пленума Петроградского Совета 1 марта, на котором были впервые широко представлены депутаты от воинских частей). Под влиянием революционных солдатских масс Энгельгардт был вынужден издать распоряжение под страхом расстрела прекратить отбирать оружие у солдат(17).

В то же время возвращение в казармы командного состава, скрывшегося во время восстания гарнизона, не могло восстановить нормальные отношения солдат и офицеров.

Далее Кудрявцев писал, что в комнате № 12 Таврического дворца во время заседания «рабочей части Исполкома» появилась масса делегатов от воинских частей. Заседание было бурным. Ряд ораторов от солдат выступил с требованиями гражданских прав для солдат, продолжения участия воинских частей в революции. Эти настроения базировались на необходимости создать организационную устойчивость частей Петроградского гарнизона, прекратить попытки офицерства изолировать солдат в казармах и отобрать у них оружие, а также разрешить продовольственный кризис в частях. Из числа выступавших, помимо самого себя, автор мемуаров назвал А. П. Борисова, Ф. Ф. Линде, Н. Д. Соколова. Кудрявцеву запомнилось, что ораторы произносили горячие взволнованные речи, хотя иногда и[67] «корявые по своему языку». В результате было вынесено решение: солдатам не выдавать оружие никому; предложить солдатам выбрать своих представителей в Совет рабочих и солдатских депутатов по одному от роты. В своих политических выступлениях солдатам следовало подчиняться только Петроградскому Совету.

Решение предусматривало, что солдат и офицер являются вне службы равноправными гражданами. Было установлено, что подчинение солдат распоряжениям военной комиссии Государственной думы производится лишь до тех пор, пока они не расходятся с постановлениями Совета рабочих и солдатских депутатов. «Этими решениями,— писал Ю. А. Кудрявцев,— армия... закреплялась за революцией».

Кудрявцев довольно точно воспроизвел ход заседания Петроградского Совета 1 марта, на котором и был в основном составлен проект будущего Приказа № 1. Воспоминания Кудрявцева в общем подтверждаются документальными данными(18) и уточняют некоторые детали.

Ю. А. Кудрявцев считал, что на заседании Совета 1 марта «на основе бесспорного учета реальной обстановки... была добыта солдатами гражданская свобода, гражданские права».

В целях наиболее тесной связи с представителями рабочих в Исполком Совета от солдат были избраны А. Д. Садовский, А. Н. Падерин, В. И. Баденко, Ф. Ф. Линде, Соколов, Ю. А. Кудрявцев, А. П. Борисов, Климчинский, И. Г. Барков, Вакуленко. Была также создана комиссия для формулировки решений заседания Совета I марта, заседавшая в комнате № 13 Таврического дворца. В отличие от авторов других воспоминаний Ю. А. Кудрявцев упоминает среди членов комиссии Ю. М. Стеклова. Насколько помнит мемуарист, сначала под диктовку солдат, членов комиссии, текст писал Ю. М. Стеклов, но вскоре его сменил Н. Д. Соколов. Кроме того, запись вели еще 2—3 человека, фамилии которых в воспоминаниях не названы. Излагая эти сведения, Кудрявцев считал, что в воспоминаниях А. Г. Шляпникова и Н. Н. Суханова не совсем точно переданы подробности о заседании солдатской комиссии по выработке Приказа № 1(19).

В результате работы солдатской комиссии был создан Приказ № 1, который распространялся на гарнизон Петроградского округа и доводился до сведения рабочих Петрограда.

Уже упомянутые нами воспоминания Б. Любарского также сообщают о создании Советом солдатской комиссии по разработке приказа, который закрепил бы добытые в тяжелой борьбе права солдат. Б. Любарский назвал почти полностью состав комиссии по выработке солдатского приказа. Он подтвердил, что[68] в ее составе был Ю. М. Стеклов. Кроме него в комиссию вошли большевик М. Ю. Козловский, меньшевик М. М. Добраницкий, эсер В. Н. Филипповский, солдат Литовского полка меньшевик А. П. Борисов, солдат Финляндского полка Ф. Ф. Линде (интернационалист), а также несколько человек из Союза офицеров-республиканцев, фамилии которых не названы. Дополняя известные факты, Б. Любарский сообщал некоторые интересные подробности работы солдатской комиссии по составлению Приказа № 1. Эта комиссия работала с 3 часов дня 1 марта в библиотеке Таврического дворца. В ее работе принимали участие также делегаты от воинских частей. Почти без всяких споров были быстро приняты все пункты приказа. По словам Б. Любарского, окончательное редактирование документа было поручено М. М. Добраницкому, и в 7 часов вечера 1 марта приказ был внесен на утверждение Исполкома Петроградского Совета (другие авторы воспоминаний не сообщают столь подробно ни о работе комиссии, ни о заседании Исполкома).

Таким образом, перед опубликованием Приказа № 1 его текст был рассмотрен еще и Исполкомом Совета, что лишний раз подтверждает глубокую заинтересованность соглашателей в этом документе. Заседание проходило под председательством Н. С. Чхеидзе. Были приглашены представители Офицерского союза: прапорщик Шахвердов и ротмистр 6-го запасного полка меньшевик-оборонец Сакс. Приказ был зачитан, и никаких возражений не последовало. Присутствовавшие офицеры заявили, что они считают необходимым издать такой приказ для восстановления спокойствия в частях гарнизона, восстановления доверия к офицерам. Заседание Исполкома Совета продолжалось всего 15 минут, и в тот же вечер Приказ № 1 был разослан по частям гарнизона(20).

Рассказ Б. Любарского о заседании Исполкома Петроградского Совета, единогласно одобрившего Приказ № 1, показывает, что соглашатели воспринимали Приказ № 1, исходя, разумеется, из своих интересов. Видимо, фактом его издания они хотели продемонстрировать деятелям Временного комитета Государственной думы то реальное влияние, которое имел тогда Петроградский Совет. Тем самым мелкобуржуазные политиканы стремились добиться от буржуазии уступок на переговорах о создании Временного правительства. О создании правительства на базе Петроградского Совета меньшевики и эсеры, как известно, и не помышляли, являясь противниками дальнейшего поступательного развития революции.

В воспоминаниях Ю. А. Кудрявцева содержится утверждение, что опубликованный документ был назван приказом по его личному предложению, однако проверить достоверность этого заявления не представляется возможным. Приказ № 1 был затем доведен до сведения Временного комитета Государственной[69]думы и одновременно направлен в типографию «Известий Петроградского Совета». Текст приказа был передан в газету самим Кудрявцевым, что подтверждается и воспоминаниями A. Д. Садовского. Он писал о том, что Кудрявцев направился в какую-то типографию, где ночью отпечатали Приказ № 1 и утром распространили его по воинским частям(21).

В типографии «Известий», которой ведал большевик B. Д. Бонч-Бруевич, Приказ № 1 решили издать большим тиражом. Речь шла об 1—2 млн. оттисков. По мнению Кудрявцева, около 1 млн. экземпляров было тогда действительно отпечатано.

Мемуарист привел далее важный факт об исключении из текста Приказа № 1 во время его печатания одного из пунктов. Он вспоминал, что там шла речь о праве отвода низшего командного состава, на чем настаивали солдаты воинских частей. Однако более точно вспомнить содержание данного пункта Кудрявцев не смог. Этот пункт, который, судя по воспоминаниям, касался права избрания низшего командного состава самими солдатами, был вычеркнут членами Исполкома Совета Н. Д. Соколовым, Ю. М. Стекловым и другими вследствие резкого протеста Временного комитета Государственной думы или военной комиссии Государственной думы.

Приказ № 1 был отпечатан утром 2 марта и на машинах из автомобильной части, где работал Кудрявцев, быстро развезен по городу.

Таким образом, давая ряд новых сведений о выработке Приказа № 1, воспоминания Ю. А. Кудрявцева в некоторой степени конкретизируют вопрос о выборном начале: был или не был такой пункт в его тексте. Судя по содержанию мемуаров, он мог быть до печатания, а в процессе печатания исключен соглашателями под давлением Временного комитета Государственной думы. Однако твердого ответа на вопрос, был ли в полном объеме пункт о выборности офицеров в Приказе № 1, мемуары Ю. А. Кудрявцева не дают.

Ю. А. Кудрявцев, как и другие мемуаристы, отстаивает версию о том, что Н. Д. Соколов только записывал текст Приказа № 1, якобы проявляя при этом полную пассивность. Эта версия опровергается левым эсером С. Д. Мстиславским, который был участником и свидетелем событий Февральской революции. Он обращал внимание как раз на заинтересованность членов Исполкома Петроградского Совета в том, чтобы ослабить влияние Временного комитета Государственной думы. Мстиславский отмечал, что Н. Д. Соколов действительно написал Приказ № 1 под диктовку солдатских депутатов, только что введенных в Исполком Петроградского Совета, но при этом все же внес от себя в текст приказа пункты 3 и 4 (22).[70]

Как известно, пункт 3 приказа устанавливал, что во всех своих политических выступлениях воинские части подчиняются Совету рабочих и солдатских депутатов и своим комитетам, а в пункте 4 говорилось о том, что приказы военной комиссии Государственной думы следует исполнять только в тех случаях, когда они не противоречат приказам и постановлениям Петроградского Совета. Это еще раз подтверждает вынужденное участие соглашателей в разработке Приказа № 1, продиктованное политическими мотивами, которыми руководствовались мелкобуржуазные партии, стремившиеся в конечном счете задержать развитие революционного процесса в стране после свержения самодержавия.

Приведенные в статье материалы, таким образом, конкретизируют историю создания Приказа № 1, уточняют обстоятельства и причины его создания.[71]

1. Миллер В. И. Начало демократизации старой армии в дни Февральской революции —История СССР, 1966, № 6; Он же. Из истории приказа № 1 Петроградского Совета.—Военно-исторический журнал, 1966, № 2; Он же. Солдатские комитеты русской армии в 1917 г. М., 1974; Токарев Ю. С. Приказ № 1 Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов.— Вспомогательные исторические дисциплины. Л., 1973, вып. 5; Он же. Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов в марте — апреле 1917 г. Л., 1976.
2. Гос. музей Великой Октябрьской социалистической революции в Ленинграде, ф. 2: (Фонд листовок), № 10771/1—2.
3. Былое, 1922, № 19, с. 193.
4. Любарский Б. Приказ № 1: (По запискам).—Красная звезда, 1924, 12 марта. Несмотря на важность приводимых автором сведений, его мемуары в литературе не использовались и оставались малоизвестными. Между тем, как показывает их название, они писались не только по памяти, но и на основании имевшихся у автора записок, сделанных, очевидно, по следам событий. Это усиливает степень достоверности воспоминаний Б. Любарского. О его партийной принадлежности данных не обнаружено, но он находился в тесном контакте с эсерами в Союзе офицеров-республиканцев и, видимо, был близок к этой партии. Б. Любарский является также автором брошюры «Правда о Приказе № 1-ый», изданной в Петрограде в 1917 г. по поручению Исполкома Петроградского Совета. Брошюра носила агитационно-пропагандистский характер и в ней оправдывались действия Исполкома Совета.
5. Злоказов Г. И. О заседании Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов 28 февраля 1917 г.— В кн.: Октябрь и гражданская война в СССР. М., 1966.
6. Гос. архив Октябрьской революции и социалистического строительства в Ленинграде (далее: ЦГАОРЛ), ф. 7384, оп. 9, д. 196а, л. 2 об.—3. Реакционная военщина постоянно твердила о «деморализующем» влиянии Приказа № 1. Так, на чрезвычайном заседании совета «Военной лиги» совместно с представителями «Союза георгиевских кавалеров», «Офицерского союза добровольцев народной армии», «Союза личного примера», «Казачьего съезда», «Единения», «Батальонов смерти», «Чести родины и порядка» и других явно контрреволюционно-монархических организаций, происходившем 31 июля 1917 г., выступавшие офицеры яростно обрушивались на «инициаторов Приказа № 1, штатских людей, взявшихся за чужое им по духу и работе дело», и обвиняли их в том, что они довели армию до деморализации. Они приветствовали деятельность Л. Г. Корнилова на посту военного министра, называя его стойким борцом «за оздоровляющее начало в армии» (Армия и флот свободной России, 1917, 2 авг.).
7. Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, 1917, 23 июля.
8. Красная звезда, 1924, 12 марта.
9 Центральный партийный архив Ин-та марксизма-ленинизма при ЦК КПСС (далее: ЦПА ИМЛ), ф. 124, оп. 1, д. 1699, ч. II, л. 268 об.; см. также: Там же, ч. III, л. 8.
10. Вспомогательные исторические дисциплины, вып. 5, с. 55.
11. Львов В. Н. «Революционная демократия» и ее вожди в роли руководителей политики Временного правительства. Омск, 1919, с. 3.
12. Новая жизнь, 1917, 1 авг.
13 Речь, 1917, 30 июля.
14 Токарев Ю. С. Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов в марте—апреле 1917 г., с. 64—65; см. также: ЦГАОРЛ, ф. 1000, оп. 73, д. 3.
15. ЦПА ИМЛ, ф. 71, оп. 15, д. 401, л. 13—18. Мемуары написаны в 1929 г.
16. О своем участии в составлении Приказа № 1 А. Н. Падерин рассказал в воспоминаниях, опубликованных в журнале «Пролетарская революция» (1924, № 8/9).
17. По словам Любарского, это распоряжение было издано по настоянию Исполкома Петроградского Совета (Красная звезда, 1924, 12 марта).
18. Расшифровка черновика протокола заседания Петроградского Совета 1 марта 1917 г. произведена В. И. Миллером (История СССР, 1966, № 6).
19. Ю. А. Кудрявцев имел в виду книгу А. Шляпникова «Семнадцатый год» и мемуары Н. Суханова «Записки о революции».
20. Красная звезда, 1924, 12 марта.
21. ЦПА ИМЛ, ф. 124, оп. 1, д. 1699, ч. II, л. 268 об.
22. ЦПА ИМЛ, ф. 70, оп. 3, д. 583, л. 5. Воспоминания С. Д. Мстиславского написаны в 1928 г. С. Д. Мстиславский (Масловский) стал в дальнейшем советским писателем.
Tags: 1917
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments