Ярослав Козлов (yroslav1985) wrote,
Ярослав Козлов
yroslav1985

Category:

Письмо швейцарского социал-демократа Карла Моора В.И.Ленину. 1918 г.

«Такой человек не может быть заложником...»: Письмо швейцарского социал-демократа Карла Моора В. И. Ленину. 1918 г.

Вниманию читателей предлагается документ, о котором было известно давно, на него неоднократно ссылались исследователи. Однако с пометкой «в Архив», сделанной рукой В. И. Ленина, он пролежал в ЦПА—РГАСПИ более 80 лет, но так и не был переведен на русский язык и опубликован. Это письмо швейцарского социал-демократа Карла Моора, направленное им 22 ноября 1918 г. из Петрограда в Москву председателю СНК В. И. Ленину. Оно написано по-немецки и носит характер личного обращения.
Содержание письма связано с драматическими страницами истории России 1918 г., когда ряд террористических актов противников большевистского правительства, включая покушение на В. И. Ленина, вызвал ответную реакцию советской власти в виде «красного террора». Среди прочих мер этой политики было объявление заложниками находящихся в тюрьмах деятелей прежнего режима(1). Петр Акимович (Иоакимович) Пальчинский, о котором идет речь в письме, в опубликованном списке заложников числился седьмым после пяти великих князей и упоминаемого К. Моором бывшего военного министра Временного правительства А. И. Верховского.
П. А. Пальчинский (1875—1929) — горный инженер, участник Первой русской революции, с 1907 по 1913 г. находился в эмиграции в связи с обвинением в антиправительственной деятельности. В 1913 г. был амнистирован и вернулся в Россию. За границей и по возвращении в страну активно сотрудничал с Советом съездов горнопромышленников Юга России, пропагандировал за границей русский уголь, издал четырехтомное описание торговых портов Европы. Состоял в правлении синдиката Продуголь, проектировал торговые порты в России. После Февральской революции — товарищ министра торговли и промышленности во Временном правительстве, председатель Особых совещаний. С 1918 г. — председатель Русского технического общества, профессор Горного и Политехнического институтов в Петрограде. Создатель журнала «Поверхность и недра» и одноименного Научно-исследовательского института. Автор многочисленных работ по геологии, горному делу, портовому хозяйству и др. Арестовывался в 1906, 1917, 1918, 1922, 1928 гг. При этом обвинялся при царской власти в революционной, а при советской — в контрреволюционной деятельности. В 1929 г. был расстрелян по решению Коллегии ОГПУ. В 1991 г. реабилитирован(2).
В письме К. Моора речь идет об аресте Пальчинского 25 июня и объявлении его заложником 8 сентября 1918 г. Десятки учреждений, с которыми был связан Пальчинский, обращались в разные инстанции с просьбами об освобождении инже[3]нера. В защиту Пальчинского и с осуждением заложничества вообще к Ленину обратился П. А. Кропоткин, данные об этом имеются в личном фонде Кропоткина в ГАРФ(3). Один из последователей Кропоткина, А. М. Атабекян, впоследствии передал рассказ Петра Алексеевича об аудиенции у Ленина(4). Однако, видимо, именно письмо К. Моора, который в годы Первой мировой войны оказывал содействие российским социал-демократам, проживавшим в Швейцарии, имело решающее значение. Ленин запросил Г. Е. Зиновьева, тогдашнего председателя Петроградского Совета (и одного из идеологов «красного террора»): «Тов. Зиновьев! Тов. Карл Моор, швейцарец, прислал мне длинное письмо с просьбой освободить Пальчинского, ибо он-де крупная техническая и организационная сила, автор многих трудов и т.п. Я слыхал и читал о Пальчинском как о спекуляторе и пр. во времена Керенского.
Но я не знаю, есть ли сейчас данные против Пальчинского? Какие? Серьезные? Почему не применен к нему закон об амнистии?
Если он ученый, писатель, нельзя ли ему — в случае наличности серьезных улик против него — предоставить условия особо льготные (например, домашний арест, лаборатория и т.п.).
Прошу мне ответить письменно и немедленно»(5).
В результате этой переписки П.А.Пальчинскому было предоставлено право прямо в Доме предварительного заключения давать консультации всем учреждениям, нуждающимся в этом, а также созданы условия для работы. 16 марта 1919 г. на заседании ЦК РКП(б) принимается решение об освобождении Пальчинского(6).
Оценка Пальчинского К. Моором соответствует истине: он действительно был крупным инженером и организатором промышленной жизни, патриотом своей Родины, и конечно же, видной политической фигурой в 1917 г. Находясь в заключении в 1918 г., он подготовил и направил своим корреспондентам около 100 материалов по различным вопросам народного хозяйства, просвещения и культуры.
Публикуемый текст является переводом с автографа письма К.Моора к В.И.Ленину, хранящегося в РГАСПИ. Перевод сделан А.В.Стрелковым. Слова, подчеркнутые автором, выделены курсивом.

1. См.: Правда. 1918. 8 сентября.
2. Гараевская И. А. Петр Пальчинский. Биография инженера на фоне войн и революций. М., 1996.
3. В письме П. А. Кропоткина В.И.Ленину от 17 сентября 1918 г., в частности, говорится: «Бросаться в красный террор, а тем более брать заложников, чтобы оберечь жизнь своих руководителей, — недостойно социалистической революционной партии и позорно для ее руководителей. Открыть эру красного террора значит признать бессилие революции идти дальше по намеченному пути, значит признать свою скорую кончину».
4. См.: Почин. 1922. №№ 6, 7. Июнь—июль.
5. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 50. С. 214—215.
6. См.: Известия ЦК КПСС. 1989. № 8. С. 164.


Публикацию подготовила кандидат исторических наук И. А. ГАРАЕВСКАЯ.

г. Петроград 22 ноября 1918 г.

Мой дорогой Ленин.

Диктатура пролетариата и террор необходимы для превращения буржуазного общества в социалистическое. Среди наших товарищей имеются тем не менее некоторые охваченные революционным мистицизмом, в котором они хотели бы скопировать весь ход и методы Вели[4]кой французской буржуазной революции. У меня есть революционный темперамент и отвага, но поскольку я думаю и чувствую по-пролетарски, то мне не симпатично простое копирование якобинства. Также и для нашей революции необходимо со всей энергией заниматься экономикой и минимумом давления обеспечить максимальные результаты. Аресты и кровопролитие не являются самоцелью, но неизбежно должны применяться в том объеме, который необходим для утверждения власти и достижения цели. Я убежден, что наши руководящие товарищи в Москве и Петербурге разделяют мое мнение.
Исходя из этой точки зрения, я выступаю за то, что Петр Пальчинский должен быть выпущен на свободу. Пальчинский является большим научно-техническим и организационным талантом. Мы нуждаемся в подобных талантах. Пальчинский мог бы, если будет отпущен, также и на службе большевистского режима выполнить задачу своей жизни по развитию и полезному использованию хозяйственных сил России. Пальчинский мог бы, конечно, также предоставить в распоряжение коммунистической системы свои значительные силы, так как и раньше в меньшей степени служил интересам класса, но при всех обстоятельствах всегда имел ввиду благополучие России и расцвет русской земли в интересах всей страны и народа. Пальчинский при этом не разбогател. Так, он мог сказать нашему убитому товарищу Урицкому(1): «Во всех своих делах, которыми я в своей жизни занимался или содействовал, я не получил никаких доходов (дословно — акций), в то время как я знаю большевиков, которые обогатились». На что Урицкий сказал: «К сожалению, это правда».
Урицкий вообще хотел отпустить Пальчинского, он считал только данный момент не подходящим.
Теперь, однако, большевизм достаточно силен, чтобы позволит себе великую милость и великодушие, особенно если при этом он получает очень ценного сотрудника в народнохозяйственной и научно-технической областях.
Кроме того, Пальчинский попадает под новый Декрет об амнистии. Арестованные, которые содержатся под стражей более 14 дней, если им не предъявлено обвинения, должны быть отпущены(2). Пальчинский был арестован 25 июня и ни разу против него не было выдвинуто обвинения.
Пролетарская революция должна учитывать и ставить себе на службу такую необычную энергию и инициативы, такие обширные экономические и технические знания и способности, такую неисчерпаемую работоспособность, какими обладает Петр Пальчинский, но не позволять себе замуровывать его и гноить в тюрьме. Я удивлен, что такой человек как Пальчинский уже пять месяцев сидит в камере.
Но и в камере Пальчинский неустанно занят. Он написал там целый ряд работ. Восемь пошли в Академию наук. Он создает также серию статей о «Расцвете сил Севера»(3). Он написал к ним примечание: «Я[5]

Моор 1[6]

Моор 2[7]

спешу это написать, потому что опасаюсь, что у меня отнимут возможность довести работу до конца».
Мой дорогой Ленин, человек столь выдающегося значения и столь большой пользы также и для нашей [...](а) и общественного строя, не должен быть предоставлен случайностям изменчивого времени, его жизнь не должна подвергаться постоянной опасности. Такой человек не может быть заложником(б), наоборот, его знания, способности, энергия и работоспособность должны быть использованы для нас и наших замыслов и целей. Для этого необходимо его немедленное освобождение.
Пролетарская революция в России не должна позволить говорить о себе то, что можно сказать о Великой французской революции. Когда великий химик Лавуазье(4), который находился под арестом, просил об отсрочке своего гильотинирования с тем, чтобы закончить научную работу, то эта просьба была отвергнута на том основании, что у революции нет нужды в химии, и вообще больше нет нужды в науке.
С тем, чтобы основанная Пальчинским и заслуживающая высокой оценки газета «Поверхность и недра»(5) вновь могла выходить, Пальчинский должен быть освобожден. Из газеты «Поверхность и недра» возник научный институт, который от Петроградской коммуны получил задание составить план электрификации Севера, описать природные богатства Севера, а также индустрии, какой она сегодня является и какой она должна стать. И для этого необходимо освобождение Пальчинского.
В отношении к той большой пользе, которую нам принесет личное участие Пальчинского в хозяйственной деятельности, его малая (прежняя) политическая роль, которая мне также известна, не стоит внимания. Кроме того, Верховский(6), военный министр, играл совершенно иную, более значительную роль, нежели товарищ(в) министра торговли и промышленности Пальчинский, а Верховский вновь на свободе.
Мой дорогой Ленин, я не переоцениваю свое влияние, но я все-таки надеюсь, что мое указание на это обстоятельство первому человеку советского правительства, к которому я обращаюсь, побудит принять это во внимание и по возможности быстро распорядиться об освобождении Пальчинского. Не потому, что я этого прошу, но потому что дело во всех отношениях говорит само за себя(7).
С надежной на скорую встречу в Москве.
С социал-демократическим партийным приветом.
Со всею дружбой и верностью

Карл Моор(г)

РГАСПИ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 7623. Л. 2-5. Автограф. Пер. с нем.

а Далее неразборчиво.
6 Слово «заложник» К. Моор пишет по-немецки и дублирует по-французски.
в Слово «товарищ» К.Моор пишет латинскими буквами.
г Ниже имеется запись на русском языке: «Швейцарский депутат. Дом Совета. Комната 19. Петроград».[8]

Примечания

1. Урицкий М. С. (1873—1918) — юрист, участник революций 1905 и 1917 гг. В 1917 г. вступил в большевистскую партию, член ВРК в Октябрьские дни. В 1918 г. — председатель Петроградской ЧК. Убит Л. Каннегисером 30 августа 1918 г.
2. Декрет об амнистии был принят VI Всероссийским Чрезвычайным съездом Советов 6 ноября 1918 г. См.: Декреты Советской власти. М., 1957. Т III. С. 529-530.
3. Имеется в виду работа П .А. Пальчинского — «Ближайшие задачи в деле экономического развития Северного края» (Пг., 1918).
4. Лавуазье А. Л. (1743—1794) — французский химик, один из основоположников современной химии.
5. К. Моор ошибается: «Поверхность и недра» не газета, а журнал.
6. Верховский А. И. (1886—1938) — полковник, в 1917 г. командующий Московским военным округом. Затем генерал-майор, военный Министр Временного правительства. В 1918 г. выступал против советской власти. В 1919 г. вступил в Красную Армию.
7. Впоследствии П. А. Пальчинский писал, что в декабре 1918 г., когда рассматривался вопрос о его освобождении, В.И.Ленин предлагал ему занять различные руководящие посты в промышленности, но он отказался. Далее писал: «Означенный отказ, хотя и мотивированный мною бесполезностью на ответственном посту в современных условиях, когда я мог быть полезным только как автор и советник, но не исполнитель, затянули мое освобождение до февраля, когда по соглашению, по моим данным, между Лениным, Троцким и Зиновьевым после предварительной беседы со мной Евдокимова и Иоффе, меня перевели в Москву, показали мне Лубянку и ее подвалы, Бутырки и через 5 дней выпустили, рекомендовав не ездить в Петроград» (ГААОСО. Ф. 1. Оп. 2. Д. 43929. Т. 2. Л. 115)[9]

Источник: «Такой человек не может быть заложником...»: Письмо швейцарского социал-демократа Карла Моора В. И. Ленину. 1918 г. фотокопия. РГАСПИ; публ. Гараевская И. А. // Исторический архив. 2000. № 1. с. 3-9

Скачать журнал Исторический архив. 2000. № 1. здесь http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=4151435

Выражаю благодарность $Shorox , откликнувшегося на мою просьбу помочь с доступом к публикации
Tags: Ленин, статьи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment