Ярослав Козлов (yroslav1985) wrote,
Ярослав Козлов
yroslav1985

Category:

Попова С. С. "Я левый из левых, демократ, социалист..": Архивная справка на В.Л. Бурцева

Уважаемые читатели, я и voencomuezd в память о Светлане Сергеевне Поповой http://yroslav1985.livejournal.com/28881.html , продолжаем размещать в живом журнале ее статьи http://yroslav1985.livejournal.com/29085.html .
С. С. Попова. "Я левый из левых, демократ, социалист..": Архивная справка на В.Л. Бурцева//Исторический архив М. 2002. No.1 с 116-144 ; No.2 с 42-80

«Я ЛЕВЫЙ ИЗ ЛЕВЫХ, ДЕМОКРАТ, СОЦИАЛИСТ...»
Архивная справка на В.Л.Бурцева

продолжение, начало здесь http://yroslav1985.livejournal.com/47015.html , http://yroslav1985.livejournal.com/48770.html , http://yroslav1985.livejournal.com/61209.html , http://yroslav1985.livejournal.com/103960.html , http://yroslav1985.livejournal.com/104429.html

В январе 1924 г. Бурцев получает первые оттиски своих воспоминаний, которые он намерен печатать в Берлине(115). После их публикации он вновь намерен ринуться в бой с большевиками, вновь начать активную политическую жизнь, найти средства для своей газеты. Он уже согласен на конституционную монархию в России, но провозглашенную на народном референдуме. «Фанатичный враг Советов», он по-прежнему верит в победу над большевиками, издает в тысячах экземпляров воззвание «Французы! Не признавайте русских большевиков», направляет его членам французского правительства, депутатам, сенаторам, французским газетам; распространяет воззвание с просьбой оказать финансовую помощь газете «Общее дело», в нем же говорит о своем желании продолжать борьбу на страницах французских газет, возобновить издание бюллетеней «Рюсунион»; пишет для газеты «Виктуар» статью «Кашен, сторонники Кашена и Ленин», где говорит, что с первых дней войны не перестает обвинять Ленина в предательстве; пишет письмо Пуанкаре(116) с призывом не признавать Россию, письмо Леви, вице-президенту Лиги французов, имеющих свои интересы в России, с просьбой помочь в его борьбе с большевиками и т.д. (имеются в личном деле).
Бурцев начинает кампанию против французских депутатов Эррио(117), Монзи(118) и др., приезжавших в Советскую Россию, против Маркотуна, участвовавшего в Генуе в переговорах с советской делегацией; грозит опубликовать документы о переговорах Эррио и Монзи с русскими коммунистами, украденные у Маркотуна(119), намекает, что если правительство не желает, он их не опубликует, но при условии, что Маркотун будет выселен; ищет документы о переговорах большевиков с левыми французскими партиями.
В марте Бурцев неоднократно беседует с Врангелем о возможности расширения антисоветской пропаганды во Франции. Врангель не отказывается помогать Бурцеву, но настроен пессимистически: великий[49]князь Николай(120), возглавивший белоэмигрантское движение, вызвал в Париж Кутепова, и движение будет монархическим, германофильским, Николай благоприятствует кадетам и эсерам.
Бурцев очень обеспокоен слухами о признании Францией Советской России, намеревается в этом случае уехать в Америку для продолжения борьбы.
В марте Бурцев обеспокоен слежкой, двое неизвестных нападают на него.
Бурцев по-прежнему в трудном финансовом положении, не может найти средства для «Общего дела».
В июне выходит в Берлине 1-й том его воспоминаний.
5 или 6 августа 1924 г. перед отъездом в Россию Савинков приходит к Бурцеву и сообщает о своем намерении уехать в Россию. Бурцев очень удивлен, т.к. знает, что у Савинкова нет средств для организации террора в СССР, не советует ехать, это может стоить ему репутации революционера. Савинков, смеясь, ответил: «Если я умру, это будет красивая смерть, но я предчувствую, что мне повезет». Бурцев поспешил закончить с ним разговор, т.к. Савинков и его помощники стали подозрительными(121).
По сообщению за ноябрь 1924 г., Русский национальный комитет решает продолжать кампанию неодобрения политики французского правительства в отношении СССР. Председатель Карташев, под влиянием Бурцева и Пасманика, но более осторожно, решает действовать во французских кругах, оппозиционных к кабинету Эррио(122).
В личном деле на Милюкова дается его характеристика: «Начинает впадать в детство, как Бурцев, способен только бесконечно повторяться».
По сведениям за 1924 г., Бурцев живет по адресу: 1, rue Geoffroy Marie.
В начале 1925 г. Бурцев ждет натурализации, по-прежнему в Русском национальном комитете по любому поводу твердит о своей решимости продолжать борьбу с большевиками.
В феврале 1925 г. Бурцев уезжает в Прагу, где ведет переговоры с Русским историческим архивом в Праге о продаже своего архива, в котором якобы находятся письма и автографы В.И.Ленина. Не согласившись его продать за 30 тыс. франков, он заключает контракт на составление, на основании своих материалов, «Календаря русской революции». Работа была рассчитана на 1,5 года, за которую Бурцев должен был получать 2100 франков в месяц. По сведениям французской разведки, советское посольство в Париже очень внимательно следило за Бурцевым в связи с его намерением продать свой архив. Имеется фотография документа советского посольства в Париже, содержащего вопросник, в т.ч.: «6. Пресса. "Victoire". Подробно роль Бурцева, его связи с Минором и отношение к архиву»(123).
В мае 1925 г., по приглашению МИД Англии, Бурцев приезжает в Лондон для переговоров о своем архиве, в котором очень был заинтересован МИД, т.к. в их досье о советских политических деятелях и ди-[50]пломатах недоставало сведений об их дореволюционной деятельности. Бурцев отказался продать свой архив, ссылаясь на то, что заключил контракт с Пражским историческим архивом.
9.7.1925 г. в газете «Виктуар» Бурцев публикует статью, которую в белоэмигрантских кругах расценили как неуместную и тактическую ошибку.
В отчете за 1925 г. о русских эмигрантах во Франции сказано, что только Русский национальный комитет Бурцева (79, Bd. St. Germain) смог сгруппировать вокруг себя людей с различными политическими мнениями. Остальные группы ссорятся по поводу формы будущей власти в России.
Документы за 1926 г. отсутствуют.
Согласно немецким документам за 1927 г., Бурцев обвиняет белоэмигранта Шульгина(124) в связи с ГПУ после его поездки в Советский Союз и издания книги «Три столицы»; получает вместе с С.П.Мельгуновым(125) денежные субсидии от французского парфюмерного фабриканта Коти(126); много говорят о Бурцеве в связи с операцией «Трест»(127); Бурцев собирается поехать в Берлин для расследования деятельности Пфайля(128); в Варшаве ведет расследование организации «Русская правда»(129), выступает в прессе против Рижского мирного договора.
С 1928 г. Бурцев живет по адресу. 19, Place de Pantheon.
По сведениям за апрель 1928 г., Бурцев является одним из самых преданных редакторов журнала «Борьба за Россию»(130), органа партии русских монархистов, следовавшей политике Русского национального комитета. (Имеется экземпляр газеты за 1.12.1929 г.). Партия эта создана якобы в 1924 г. Бурцевым и публицистом Федоровым. Бурцев в это время работает в тесном контакте с организацией генерала Кутепова.
По донесениям немецкой полиции от 6.6.1928 г., Русский национальный комитет направил открытое письмо американским бизнесменам (напечатано в газете «Возрождение»(131) 4.6.1928 г.) с призывом не оказывать финансовую и моральную поддержку СССР и отказаться от закупку у нее нефти.
Имеется экземпляр письма Б.И.Николаевского(132) Виссариону Яковлевичу (фамилия отсутствует)(133) за 16.6.1928 г., из которого следует, что ведется кампания против него и что Бурцев уклоняется от участия в ней.
С 15 августа 1928 г. Бурцев возобновляет издание газеты «Общее дело» на французском языке, а с 10.11. — на русском, извещает об этом в письмах Альбера Сарро(134), Бриана(135), на поддержку которого надеется (имеется экземпляр первого номера газеты).
В 1929 г. на страницах своей газеты Бурцев продолжает свою «обвинительную» деятельность: обвиняет А.Н.Петрова(136), сотрудника великого князя Кирилла(137), в провокаторстве и связи с большевиками, публикует «Исповедь чекиста» Думбадзе(138), ведет кампанию в защиту белоэмигранта В.И.Гаврилова(139), выселенного из Эфиопии, как считает Бурцев, в результате происков русских агентов. Имеется оригинал письма Бурцева от 27.8.1929 г. Лорану(140) (бывшему сотруднику француз-[51]ской разведки в Петрограде) с просьбой обратить внимание на дело Гаврилова, который может быть полезен и для него, и для французов, напоминает, что Лоран знает его (Бурцева) с 1917 года, знает, что он (Бурцев) живет ненавистью к большевикам.
В мае 1929 г. Бурцев выступает с докладами в Румынии; на завтраке, устроенном в его честь газетой «Наша речь»(141), вновь повторяет сказанное в 1921 г. в Праге, что советская власть падет за полгода при условии объединения всей белоэмиграции.
В биографии Бурцева, составленной французской разведкой в 1930 г., приводятся следующие адреса Бурцева, по которым он жил во Франции в 1918—1927 гг.: 49, Bd. Saint-Michel; 165, rue Monmartre; 16, rue Quatregapes; перечисляются страны, в которые он ездил в 1923—1929 гг.; Бурцева называют человеком редкой наивности, непримиримым противником советского режима, по-прежнему применяющим методы борьбы, использовавшиеся им в борьбе с царской охранкой.
Имеются экземпляры газеты «Общее дело» за 22.3.1930 г., 10.4.1930 г., визитная карточка Бурцева, его письмо Андре Тардьё(142) за 7.4.1930 г. с просьбой дать интервью для анкеты «Франция и Россия».
В 1930 г. Бурцев продолжает сотрудничать в журнале «Борьба за Россию», пишет в июне письмо в газету «Последние новости»(143) о своем несогласии с газетой «Возрождение», обвинявшей де Роберти(144), бывшего начальника генштаба Кутепова в Новороссийске, в принадлежности к ГПУ, пишет в «Общее дело» статью о воспоминаниях бывшего сотрудника ГПУ Агабекова(145), публикует письмо Ал.Гуманского(146) (сотрудника Орлова в Берлине), просившего начать расследование обвинений его в фальсификации документов (в т.ч., в составлении письма Зиновьева(147)).
Имеются письмо Бурцева от 18.9.1930 г. И.Добковскому(148) (сотруднику журнала Жигулева(149)), угрожавшему ему неоднократно убийством; копия перевода справки Бурцева о целях новой организации АнтиГПУ(150), которую он намерен создать вместе с периодическим органом для нее по образцу «Общего дела».
Среди бывших русских офицеров в этом году зреет недовольство генералом Миллером за то, что его заявления, дискуссии перепечатываются «такими людьми, как Бурцев».
В документах за 1931 г. упоминается о важной роли агента Бурцева Евг. Думбадзе в организации Беседовского «Борьба»(151), о деятельности Русского национального комитета, одним из членов которого был Бурцев (деятельность Комитета ограничивается изданием листовок, брошюр для французской и русской интелигенции и антисоветской прессы), об отъезде А.Шишмарева(152), выселенного из Франции за провокаторскую деятельность по отношению к советскому консульству, в Бельгию, где, по рекомендации Бурцева, сотрудник МИД Коллон(153) представил его директору национальной безопасности Бельгии.
В конце 1931 г. Бурцев выселяется из отеля за неуплату, получает от Боговута(154) вспомоществование.[52]
В 1932 г. Бурцев ведет кампанию против сотрудников «Возрождения», обвиняя их в связи с большевиками.
Имеются экземпляры журнала «Иллюстрированная Россия»(155) за 1932 г. со статьей Бурцева о похищении генерала Кутепова с уверением, что в этом замешаны евразийцы, связанные с ГПУ (13.2.1932 г.); с предисловием Бурцева к «сенсационным разоблачениям бывшего сотрудника ГПУ И.Сипельгаса-Ольшанского(156)» (23.7.1932.).
По сведениям за 1933 г., Бурцев вместе с Врангелем, Красновым(157), Амфитеатровым(158), митрополитом Антонием(159) открыто высказывается в поддержку организации «Братство русской правды»(160); поручает руководство своей организации АнтиГПУ, финансировавшейся фашистом Вонсяцким(161), генералу Дьяконову(162), привлекает к работе в ней Хмару(163), А.Шишмарева.
По сведениям за 1934 г., Бурцев живет по адресу: Hotel des Capucines, 13, rue des Feuillantines.
В начале 1934 г. Бурцев заявляет, что ему известно о получении от Японии общим русским фронтом крайне правых организаций через своего представителя Муратова(164) обещания поддержки намерений русских монархистов и фашистов создать во Владивостоке независимое государство в случае советско-японского конфликта.
В мае и июне 1934 г. Бурцев во время своего пребывания в Бельгии (куда он приехал по приглашению ответственного лица из национальной безопасности Бельгии) связался через германофила В.Гаврилова с антикоммунистическими бельгийскими кругами и с генералом Б.Гартманом(165), председателем бывших русских комбатантов в Бельгии. Газета «Алерт»(166) публикует письма Бурцева и Гартмана.
Имеются экземпляр газеты «7 дней в иллюстрациях»(167) (13.10.1934 г.), где напечатано Обращение Русского национального комитета (в т.ч. за подписью Бурцева, товарища председателя) к югославскому королю Александру(168), в связи с его убийством (обращение было написано ранее непосредственно королю с благодарностью за его отказ признать СССР); экземпляр брошюры Вл.Бурцева «Как Пушкин хотел издать "Евгения Онегина" и как издал» (несколько страниц из книги Бурцева о Пушкине и «Евгении Онегине», готовившейся к печати)(169). Брошюра издана в Париже в 1934 г. в издательстве О.Зелюка(170) с предисловием автора, ратовавшего за издание произведений Пушкина за границей «без большевистской цензуры».
Имеется экземпляр бюллетеня агентства «Сервис мондиаль», издававшегося в Германии (1.6.1935 г. на французском языке), о процессе в Берне по расследованию «Протоколов сионских мудрецов», на который еврейские истцы назначили в числе свидетелей Бурцева, Милюкова, Николаевского и др(171).
В фонде Главного управления национальной безопасности Франции имеется дело за 1931 — 1935 гг. на белоэмигрантов Колтыпина-Любского(172), Завадского-Краснопольского(173), Шишмарева, Сипельгаса и других агентов-провокаторов, внедрившихся в советскую разведку и установивших тесные контакты с Бурцевым, который стал, как замечает[53]разведка, инструментом в их руках. В деле содержатся следующие сведения на Бурцева. В 1930 г. Бурцев привлекает внимание статьями в «Последних новостях», «Общем деле» с утверждениями, что ему известна правда о похищении Кутепова, использует при этом неуточненные сведения, что приводит к жестокой полемике между «Последними новостями» и «Возрождением». Бурцев устанавливает связь с Агабековым, Беседовским, Боговутом-Коломийцевым, Б.Лаго(174) (искавшим в 1930 г. убежища у Бурцева). В 1931 г. Колтыпин-Любский (бывший лейтенант армии Врангеля, имевший связь с партией Гитлера) становится секретарем Бурцева, крадет его документы, которые затем предлагает советскому посольству (по требованию советского посольства, Колтыпин-Любский выселяется из Франции за провокаторство). В марте 1933 г. Бурцев через Дьяконова связывается с Вонсяцким, просившим помочь ему в расследовании исчезновения Кутепова и в создании АнтиГПУ, издает вместе с ним газету «Наша жизнь»(175) с центром в Софии.
(Для информации сообщаем, что в деле имеется перевод донесения Сипельгаса Дьяконову (17.5.1932 г.) о В.И.Яковлеве, бывшем комиссаре по снабжению в 1918 г. в Орловской, Курской, Воронежской губерниях, имевшем тогда мандат за подписью Ленина и Дзержинского, написавшем отчет Ленину о своей работе и выступавшем на исполкоме).
По сведениям за 1936 г. Бурцев присутствует на похоронах Гучкова(176).
По сведениям за 1937 г. Бурцев присутствует на докладе Деникина в Париже по случаю 20-й годовщины создания белой гвардии; германофил Малинин(177) предлагает Бурцеву средства для создания в Париже русской национал-социалистической газеты; Национально-Трудовой союз нового поколения (НТСНП)(178) заключает соглашение с Всероссийской фашистской партией(179) по созданию в Париже разведцентра по контрпропаганде — АнтиГПУ, для чего намеревается получить поддержку у Бурцева, генерала Фока(180) и др.
В январе 1938 г. на лекции в Париже Деникин, призывая к борьбе с ГПУ, говорит, что только один Бурцев пытается что-то делать, но он подвергается жестоким нападкам «националистов», а друзья его не поддерживают.
Имеется вырезка статьи Г.Эрве из газеты «Виктуар» (6.6.1939 г.) «Подвиг русского патриота», где пишет о своем «благородном друге» Вл. Бурцеве, совершившем какой-то подвиг, который заставит задуматься русских эмигрантов, воссоздает его биографию.
В 1939 г. Бурцев публикует в Париже книгу «Большевистские гангстеры в Париже» об исчезновении генерала Миллера и процессе над Плевицкой(181), пишет жене Скоблина(182) в тюрьму письмо с просьбой сообщить все, что она знает о похищении Миллера.
В документах французской разведки за 1939 г. о похищении генерала Миллера находится фотография четырех агентов ГПУ: Бурцева («автора ложного письма Миллеру»), Беседовского, А.Бая(183) (издателя антисоветского бюллетеня «Нахрихтен убер Руслана» («Новости из России») и студента Киндермана(184) (по сведениям из «Юманите», приговоренного[54]5 лет назад к смертной казни в Москве и затем помилованного, производившего впечатление идиота).
В этом же году французская разведка сообщала, что работа Бурцева на службе у французской национальной безопасности (у Прето(185)) в качестве информатора, где он получает за свою работу 700 франков в месяц, официально установлена. Бурцев находится в тесной связи с организацией, возглавлявшейся Завадским-Краснопольским. Они, как и Колтыпин, Филоненко(186), Сватиков(187) и др., подозреваются в принадлежности к советской разведке, за ними устанавливается слежка, и в ноябре 1939 г. сообщаются результаты расследования, в частности, о Бурцеве следующее: жил в течении 7 лет по адресу: 13, rue des Feuillantines, с 1 октября обитает у профессора Сватикова: 8, rue Fustel de la Coulange, живет в нищете, не знает, где разместить свои документы, связан с белоэмиграцией, замешанной в похищении Миллера и в предательстве генерала Скоблина, слывет в русской колонии как старый рамоли, живет в среде провокаторов.
По сведениям за 1940 г.(188), Бурцев живет по адресу: 161 bis, rue de la Convention, намерен возобновить издание газеты «Общее дело»; публикует статьи против писателя Крымова(189), который якобы хочет завладеть его архивами о деятельности советской разведки во Франции; призывает русских эмигрантов создать национальный союз, объединив всех, от Керенского до Деникина, за исключением реакционеров и германофилов.

Основания фондов РГВА:
Ф. 1. Оп. 2. Д. 45153;
Ф. 1. Оп. 2. Д. 24097. Л. 37, 38;
Ф. 1. Оп. 2. Д. 36057. Л. 46;
Ф. 1. Оп. 5. Д. 1707. Л. 49;
Ф. 1. Оп. 7. Д. 27534. Л. 145, 147, 153;
Ф. 1. Оп. 12. Д. 23144. Л. 2;
Ф. 1. Оп. 13. Д. 25049. Л. 12;
Ф. 1. Оп. 15. Д. 5782. Л. 14-24;
Ф. 1. Оп. 17. Д. 1192. Л. 165;
Ф. 1. Оп. 17. Д. 3473. Л. 59, 70;
Ф. 1. Оп. 17. Д. 13745;
Ф. 1. Оп. 18. Д. 31499;
Ф. 1. Оп. 26. Д. 1948а. Л. 407;
Ф. 1. Оп. 27. Д. 11769. Л. 24;
Ф. 1. Оп. 27. Д. 12430. Л. 75, 273;
Ф. 1. Оп. 27. Д. 12485. Л. 8;
Ф. 1. Оп. 27. Д. 12493. Л. 8;
Ф. 1. Оп. 27. Д. 12497. Л. 18, 52, 136;
Ф. 1. Оп. 27. Д. 12523. Л. 28, 45;
Ф. 1. Оп. 27. Д. 12532. Л. 7;
Ф. 1. Оп. 27. Д. 12541. Л. 198;[55]
Ф. 1. Оп. 27. Д. 12763. Л. 5;
Ф. 1. Оп. 27. Д. 12765. Л. 4, 6, 7, 7а;
Ф. 1. Оп. 27. Д. 12799. Л. 23;
Ф. 1. Оп. 27. Д. 12804. Л. 171;
Ф. 1. Оп. 27. Д. 13046. Л. 67, 38;
Ф. 1. Оп. 27. Д. 13048. Л. 6, 10, 21об, 25об, 29об;
Ф. 1. Оп. 27. Д. 13093. Л. 6, боб, 20;
Ф. 1. Оп. 27. Д. 13115. Л. 11;
Ф. 1. Оп. 27. Д. 13168. Л. 29;
Ф. 1. Оп. 27. Д. 13246. Л. 25;
Ф. 1. Оп. 27. Д. 13258. Л. 146;
Ф. 1. Оп. 27. Д. 13259. Л. 22;
Ф. 1. Оп. 27. Д. 13260. Л. 13;
Ф. 1. Оп. 27. Д. 13285. Л. 108, 410;
Ф. 1. Оп. 27. Д. 13302. Л. 62;
Ф. 1. Оп. 28. Д. 4996. Л. 27.;
Ф. 1. Оп. 34. Д. 1198. Л. 40об;
Ф. 1. Оп. 34. Д. 4024. Л. 8;
Ф. 1. Оп. 34. Д. 4224. Л. 5;
Ф. 1. Оп. 34. Д. 5043. Л. 32;
Ф. 1. Оп. 34. Д. 5184. Л. 23;
Ф. 1. Оп. 42. Д. 2501;
Ф. 1. Оп. 42. Д. 2511;
Ф. 7. Оп. 1. Д. 388. Л. 213-218;
Ф. 7. Оп. 1. Д. 709. Л. 30, 31;
Ф. 7. Оп. 1. Д. 598. Л. 558;
Ф. 7. Оп. 1. Д. 906. Л. 626, 627, 630;
Ф. 7. Оп. 1. Д. 953. Л. 215, 229;
Ф. 7. Оп. 1. Д. 954. Л. 154;
Ф. 7. Оп. 1. Д. 1255. Л. 219, 226;
Ф. 7. Оп. 1. Д. 1590. Л. 237;
Ф. 7. Оп. 1. Д. 1811, Л. 535-538;
Ф. 7. Оп. 2. Д. 887. Л. 16;
Ф. 7. Оп. 2. Д. 2100. Л. 23;
Ф. 7. Оп. 2. Д. 2649. Л. 33;
Ф. 7. Оп. 2. Д. 2493. Л. 1, 2, 12-18, 60-66, 72-74, 76, 99-101, 104, 117, 119, 120;
Ф. 7. Оп. 2. Д. 2815. Л. 48, 49;
Ф. 7. Оп. 2. Д. 3871. Л. 2, 38;
Ф. 7. Оп. 3. Д. 552. Л. 14;
Ф. 7. Оп. 4. Д. 91. Л. 33;
Ф. 164. Оп. 1. Д. 1. Л. 4, 46, 59об., 109, 126;
Ф. 198. Оп. 2. Д. 1183. Л. 256, 296;
Ф. 198. Оп. 11. Д. 182. Л. 277, 278;
Ф. 198. Оп. 17. Д. 389. Л. 116;
Ф. 198. Оп. 17. Д. 492. Л. 215, 375;
Ф. 198. Оп. 17. Д. 493. Л. 269;[56]
ф. 500. Оп. 1. Д. 147. Л. 70, 73, 74, 81, 83, 120, 133, 166, 167, 170;
ф. 500. Оп. 1. Д. 193а. Л. 11;
ф. 505. Оп. 2. Д. 252. Л. 222-229;
ф. 772. Оп. 1. Д. 108. Л. 36, 105, 114, 138;
ф. 772. Оп. 2. Д. 1296. Л. 5, 18;
ф. 772. Оп. 2. Д. 181. Л. 9, 10;
ф. 1323. Оп. 1. Д. 22. Л. 22, 233об.;
ф. 1345. Оп. 1. Д. 113. Л. 44, 49;
ф. 1345. Оп. 1. Д. 164. Л. 35;
ф. 1346. Оп. 2. Д. 156. Л. 112;
ф. 1699. Оп. 1. Д. 165, 185;
ф. 1735. Оп. 1. Д. 65. Л. 22, 23.

Директор архива А.С.Прокопенко
Старший научный сотрудник С.С.Попова

продолжение http://yroslav1985.livejournal.com/104817.html
Tags: Бурцев, Попова С. С., статьи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments